• Художник Артём Понамарёв в корзину Индивидуальная разработка тату-эскизов

__НЕЗАВИСИМАЯ__

ГАЗЕТА

ГЛОБАЛЬНЫЙ ЯЗЫК КАК ГЛОБАЛЬНЫЙ ВЫЗОВ
Российские специалисты предлагают свое видение перспектив распространения
"всемирного английского"

Екатерина Федорова

Сегодня в главном здании МГУ им. М.В. Ломоносова завершает свою работу
трехдневная Международная конференция "Global English for Global
Understanding" ("Глобальный английский для глобального понимания"),
проходившая под патронажем Министерства образования РФ, Научно-методического
совета по преподаванию иностранных языков при Министерстве образования РФ,
Национального объединения преподавателей английского языка (НОПАЯз),
Региональной общественной организации преподавателей английского языка МГУ
им. М.В. Ломоносова (LATEUM), посольства США в Москве, Британского Совета и
издательства Кембриджского университета. О целях и задачах конференции
рассказывает председатель оргкомитета, президент Национального общества
прикладной лингвистики, председатель Научно-методического совета по
преподаванию иностранных языков при МО РФ, декан факультета иностранных
языков МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор филологических наук, профессор
Светлана Тер-Минасова.

-Светлана Григорьевна, в МГУ проводится множество конференций, и это давно
явление такое обыкновенное, что, как правило, конференции и задумываются и
проводятся узким кругом специалистов. Почему же эта конференция вызывает
такой общественный резонанс?

- Эта конференция привлекает внимание по нескольким причинам. Ну, во-первых,
сейчас объявлен Европейский год языков, и подобные мероприятия проводятся во
всем мире. Во-вторых, и это главное, вся мировая общественность взволнована
процессом глобализации: глобализацией в политике, глобализацией в экономике,
растущими огромными международными корпорациями, международным бизнесом,
научными объединениями людей, - все эти явления выдвигают задачу
формирования какого-то общего, "глобального" средства общения. "Глобальная
деревня" - это Земля, а для нее - "глобальный язык", вот такие метафоры. И
очень крупный, может быть, самый крупный сейчас британский ученый Дэвид
Кристл, кстати, он валлиец по национальности и всегда это подчеркивает, еще
четыре года тому назад написал книжку "Английский язык как глобальный язык".
А после этого он написал еще одну очень интересную книжку - "Смерть языков",
так вот, он обнаружил, что языки сейчас стремительно умирают и в среднем
каждые две недели на земле умирает какой-то язык. По его прогнозам, эта
цифра скоро достигнет очень значительных размеров.

Глобализация мира и особенно языка ставит очень серьезные проблемы.
Взволновались носители всех других языков. Мой доклад, например (а мне была
оказана честь стать пленарным докладчиком, вместе с Дэвидом Кристлом), я
назвала "Глобальный язык как глобальная проблема". Я хочу привлечь внимание
именно к опасностям, которые таит в себе этот процесс, хотя английский
язык - моя специальность и я вроде бы "рублю сук", на котором сидит целая
армия учителей английского языка. В нашей стране сейчас обсуждаются проекты,
по которым в средних школах будет преподаваться один иностранный язык -
английский. Как только отменили квоту на иностранный язык, а родители и дети
стали сами выбирать язык, изучение английского выросло на 60-80 процентов, а
в некоторых местах он и вообще стал уже повсеместным. Это серьезная проблема
мирового масштаба. Представляете, что получится, если мы все будем смотреть
на мир глазами англоязычных народов?

В своем докладе я показала, что глобализация языка опасна и для англоязычных
народов. У меня складывается впечатление, что сейчас и культура, заложенная
в английском языке, и даже национальная идентичность англоязычных народов
как бы выставлены напоказ и стали достоянием всего мира. Я была на
международной конференции в Италии и после докладов все участники пошли в
маленькое кафе. Там в основном сидели итальянцы. Мы говорили по-русски о
чем-то совершенно частном и чувствовали себя хорошо, потому что язык был
нашей защитой. Нашими соседями были два молодых человека из Австралии,
которые говорили на достаточно интимную тему по-английски. И все кафе их
понимало: мы, итальянцы, абсолютно все, они были выставлены напоказ, как в
витрине, поскольку их язык перестал быть их щитом. Я думала о том, как
китайская и японская культуры охраняются их языками, чтобы проникнуть в
японскую культуру, сначала надо выучить ее язык. Все не так просто: у них
два забора, устный и письменный, который еще сложнее устного.

Вторая моя мысль такова: глобальным английским становится язык учебников,
какой-то "дистиллированный" английский. Но это же достаточно искусственный,
"не совсем живой" язык. Здесь следует обратить внимание на два аспекта
проблемы. Во-первых, весь мир использует, в сущности, этот
прагмолингвистический стиль. Вторая особенность связана с тем, что
называется "сниженной лексикой". В русском языке, например, идет огромный
поток этой сниженной лексики, бранной, вульгарной. Так вот, как ни странно,
в современной Англии происходит то же самое. Я думала, ну почему же в Англии
развиваются те же процессы варваризации, увеличения доли сленга,
просторечий, даже дикторы на телевидении говорят с акцентом, употребляя
вульгаризмы? Моя мысль такая: поскольку нормативный язык англичан стал
всеобщим достоянием, они хотят спрятаться за сленг.

- Каким же вы видите будущее русистики?

- Поскольку русский язык мой родной, я думаю о том, что надо поднимать
престиж страны. Посмотрите, сколько сил и денег тратят и Америка, и Англия
на создание центров английского языка по всему миру. Мы же очень мало
обращаем внимания на создание центров русистики за рубежом, а это главное
средство продвижения собственной культурной идеологии, своих взглядов,
наконец. У англичан есть Британский Совет, у немцев есть Гете-институт, у
американцев тоже есть целая сеть распространения языка, хотя они и не так
активны, как британцы. У нас же больше разговоров.

Я вхожу в третий Совет при правительстве России по русскому языку: мы
встречаемся, обсуждаем, говорим, что надо принять закон о русском языке как
государственном, до сих пор его нет. Все сводится к тому, что проводится еще
одна конференция или печатается еще одна коллективная монография. На
последнем заседании я сказала, что если Пушкин, Толстой, Чехов, Достоевский
не могут сейчас заставить людей учить русский язык, то было бы смешно
предположить, что наша коллективная монография заставит это сделать.

Надо не только привлекать внимание к проблеме, проводить неделю русского
языка за границей, но посылать наших специалистов, которые могут
по-французски во Франции, по-английски в Англии рассказывать о русской
культуре и истории. Надо пробудить аппетит. Раньше массовое изучение
русского языка было обусловлено страхом перед потенциальным противником. А
сейчас страх ушел, а с ним вместе ушел и интерес к русскому языку. Это
грустный вывод! Если бы десятую долю энтузиазма, средств и усилий, мозгов и
талантов, ушедших на раскручивание пустых и дурацких эстрадных клипов, можно
было бы употребить на то, например, чтобы создать для средней школы
по-настоящему хорошие учебники русского языка, было бы гораздо больше толку.
Множество невразумительных учебников написали случайные люди, на какие-то
гранты, и так далее. Раньше ведь какой-то культурный надзор был за этим,
какие-то приличия, сейчас ничего этого нет, только ленивый не пишет
учебники.

- Как вы относитесь к тенденции сокращения объема преподавания литературы в
российских школах?

- Это ужасно! Впрочем, ведь странным образом и в других странах происходит
то же самое. Самая последняя школьная реформа в Англии предполагает
"выкинуть" из программы Шекспира. А Шекспир в Англии как в России Пушкин.
Культурные, приличные люди в Англии пишут, что "мы плодим безграмотных
людей, идет поколение, которое только компьютер и знает, только язык
e-meil-ов".

- Нужно ли расширять сферу преподавания английского языка в наших школах?

- Нас никто не спрашивает, процесс расширения сферы английского языка идет
сам по себе. Например, у нас в университете на естественных факультетах
преподают только английский, и мы прилагаем очень много усилий, чтобы там
преподавали французский и немецкий. (Смеется). Я, например, ходила на ученый
совет к биологам и рассказывала, что лучшая работа о бабочках написана на
французском. Приходится просто убеждать людей, что это будет только полезно.
И вот опять же: французы предпринимают усилия - открыли французский колледж
при МГУ, немцы дают все время места в университетах Германии, создают
специальные группы для изучающих немецкий, создали по аналогии с французским
российско-немецкий институт. Где русские колледжи во Франции? Ведь
французский колледж при МГУ материально полностью обеспечен правительством
Франции.

- А почему у вас на факультете нерусских языков так серьезно представлена
кафедра русистики?

- Это очень хороший вопрос. Я еще абитуриентам объясняю: мы готовим вас к
международному общению, владея иностранными языками, вы будете интересны
своим партнерам прежде всего знанием своего культурного мира, знание же их
мира нужно вам, чтобы их лучше понять. А свою, предположим, французскую
культуру и литературу они знают лучше вас. И поэтому у нас много русистики и
будет еще больше: студентам читаются современный русский язык и курс
"Русский мир". Мы любим сопоставительные темы студенческих работ - Россия и
язык и культура изучаемой страны. Издаем сборники студенческих работ "Россия
и мир". Это очень полезно, потому что открываются новые грани и того, и
другого.

- Другими словами, ваш факультет, отчасти, и реализует идею русской
культурной миссии?


- Мы стараемся заполнить эту лакуну. Я даже ставила вопросы перед разными
высокими инстанциями о создании культурных центров при российских
посольствах за рубежом, предлагая это делать бесплатно, исходя из
патриотических соображений. На меня смотрели как на сумасшедшую. Но ведь
надо же показывать Россию не только глазами английских корреспондентов, а
Россию глазами русских на английском языке.