Мы предлагаем конкурентные цены на абонентское обслуживание компьютеров в столице

РАЗНЫЕ СТИШКИ, УПОМИНАЮЩИЕ ЭСПЕРАНТО


Константин Арбенин

Язык

Фрагмент пьесы "Дон Диего и плагиат"


Я автор всех языческих начал
И всех дальнейших грязевых потоков.
А во-вторых, в древнейшие века,
Когда никто еще не ведал языка,
Уже тогда я изобрел систему знаков,
За что и был низвергнут вниз. Однако -
И это в-третьих - именно язык
Моей был безопасности гарантом,
Пока нанизывал я знаки на азы.
Санскрит, китайский, идиш, эсперанто...
Мильоны языков - живых и мёртвых -
Мой вклад и мой залог. Ну, и в-четвёртых,
Скажу без лишней скромности, друзья:
Все эти языки придумал я!
Я первый поднял это начинанье,
И я же подготовил все условья.
Тираны знают толк в языкознаньи,
Хотя предпочитают сквернословье.
Язык... Не нос! Не ухо, не нога!
Что может быть прекрасней языка!
Длинна и продолжительность звучанья,
Прикосновенье, поцелуй, молчанье..
Есть в языке иная красота,
Он мягок - и упрям, упруг - и гибок,
Он как снаряд гимнастики для рта
Необходим для рожиц и улыбок,
Для всякого кривлянья, и к тому же
Незаменим для заплетенья кружев
Из лжи и лести, кривды и интриг...
Но если без деталей, напрямик:
Все языки - лишь отраженье жестов.
И главных только два - мужской и женский.
Язык свободы и язык блаженства.
О, сколько нам причудливых открытий
Готовит столкновенье этих сфер
В одном раю! Хватило б только прыти
Перешагнуть языковой барьер -
И не важны уже словарные запасы!
Уменье говорить и чувство стиля
Нам заменяют магнетические пассы -
Язык штормит, он не выносит штиля!
О, море словоблудия опасно!
Природа языка так сладострастна,
Структура так мучительна тонка -
Французский шарм, английское скольженье, -
Когда находишься во власти языка,
Есть прелесть даже в неглубоком погруженье
В то розовое влажное суфле,
Исполненное пагубного флёра.
Гимн осязанью! Как писал Рабле:
Язык нам дан, чтоб чувствовать партнёра.
Почувствовать, понять, проникнуть, слиться!
Он сам себе посредник-переводчик,
На кончике которого таится
Всё то, что остаётся между строчек -
Любовь и смерть вселенной. И в придачу -
Возможность ощутить, что грех оболган,
Из первых уст. Как говорит Боккаччо:
Язык - вторичный детородный орган,
Ему знакомы девственные звуки
Рожденья слова. Дантевские муки!
Желанье глубины и чувство вкуса,
В нём обрели возможность породниться
В объятиях прекрасного искуса
Пройти меж двух классических традиций
Справа налево или сверху вниз...
(Тамара! Маргарита! Анаис!..)
И, если вы хотя бы раз любили,
Вам этот вкус знаком наверняка.
Как скажет позже некто Генри Миллер:
Художники в долгу у языка.
(Ведь кто бы говорил! Замечу кстати,
Как правильно сказал один издатель:
Пока их хорошенько не побьют,
Художники долги не отдают.)
Вернемся же к предмету разговора.
Во дни сомнений, тягостных страданий,
В часы того великого раздора
Лишь он был маяком моих скитаний!
И собственной гордыне на потребу
Его, его показывал я небу!
И в самую трагическую пору
Низвергнутый из Божеского лона
Лишь в нем одном я находил опору.
Он дал мне сил, довёл до Вавилона,
Где я его носителей возвысил
И научил - поверх других голов -
Бесформенные самородки мыслей
Переплавлять в тугие слитки слов.
Чем это кончилось? Да не о том же речь,
Что я их не успел предостеречь...
Да, в языке бывают междометья.
Но даже щас, когда прошли столетья...
Я знаю: нет надёжнее оплота
Для сброшенного в бездну полиглота.
Пою язык! Пью за его безкостность,
Покоя не дающую уму.
Любой язык есть в идеале космос -
Словарь из звёзд и сфер, а посему
Да здравствует язык! Язык грядущий,
Земную философию ведущий
Сквозь термины - к поэзии светил.
Я породил тебя... И я же извратил...
Всё в мире целостно, а, значит, завершимо,
В любом процессе есть свой долгий ящик,
Свой недозрелый блин, своя вершина...
А дальше всё скользит по нисходящей.
Всё затекает, округляясь в нечто.
Лишь творчество могло быть бесконечно...
Оно могло бы не иметь конца,
Когда бы не потенциал творца.
Он, к сожаленью, тоже иссякаем -
На всякую косу всегда найдётся камень.
Отсюда - кто бы ни был виноват -
Шаблоны, подражанья, плагиат...
Свой дар не смог от тлена уберечь я -
Талант иссяк. Но капают проценты.
Теперь всего лишь пользую наречья,
Изобретаю сленги и акценты,
Глумлюсь над словом. То есть, без зазренья
Коверкаю свои ж произведенья.
Себе дешевле, языку дороже -
Таков закон. Но всё же, всё же, всё же
Коверкать языки - не обессудьте -
Не то же, что коверкать судьбы.


Опубликовано
в журнале:

"Арион" 2001, N2
Римлянин и скиф
Евгений Рейн

ЭСПЕРАНТО

Ничего нет на свете лучше
чая "пиквик" с лимоном и бисквитом
на веранде старого отеля.
Девяти столиц мелькают лица,
приветлива важная прислуга,
вот в одном углу титулованная бродяжка
гладит ласкового пекинеса.
А в другом заезжий Мистер Твистер
важным рыком выкликает "боя".
И невнятно пахнут чемоданы
аллигатора приторной кожей.
Потихоньку музыка играет,
то ли Моцарта, то ли Брамса.
Вот и я сижу здесь долго-долго,
жду открытия ночного клуба.
Впрочем, что мне делать там, не знаю.
Выбираю я такое кресло,
чтобы видеть вертящиеся двери.
Может быть, судьба пошлет удачу,
и войдет тот человек, который
обещал, что он меня не бросит.
Попугай (он собственность швейцара)
закричит, он знает эсперанто:
"Наконец-то, наконец-то, наконец-то!"
Я переведу его на русский
и скажу: "Да, птица, наконец-то!"


журнал поэзии

Владимир Аристов

ДЕЛЬФИНАРИЙ
(фрагменты)

...
Кто слышал крик дельфина?
Я не слышал...
Кто дешифровывал в ночи их голоса
Из влажной донаучной тьмы
Родного переулка,
Кто с ними говорил на эсперанто междометий?
И погружаясь с головою
В поддельные осциллограммы
Их голос на руках вздымал?
...


Баллада о Жареном Петухе и Русском Духе

Автор - Сергей Яцуненко "Яцек" (Джанкой).

Как обычно, в анекдоте - ровно трое в самолете.
Самолет к такой-то тете, как положено, упал.
Всё - как надо, все живые, и веселые такие,
В общем, каждый, улыбаясь, к людоедам в плен попал.

Hо сначала долго бились и, конечно, утомились,
Людоеды навалились, - ну какой тут паритет!
"Все, хана вам, оккупанты!" - заорал на эсперанто
С толстой мордой интенданта самый хищный людоед.

И к вождю их потащили - по пути почти не били, -
Hо ребята приуныли - дело дрянь - пиковый туз...
Было ясно и понятно - станут жрать, причем бесплатно,
Так попали в "неприятно" русский, янки и француз.

И сказал им вождь: "А ну-ка, разгоните нашу скуку,
Hазовите, братцы, штуку, чтоб у нас и не сыскать.
Говорите, будем слушать, кто промажет - станем кушать,
Hу а кто натрет нам уши - что ж, придется отпускать."

И француз без подготовки бахнул, словно из винтовки:
"Миль пардон, но ваши телки все страшнее обезьян,
Приведите мне мулатку, чтоб вкуснее шоколадки,
Что, забило сердце в пятку!" (Hу, француз, ну, хулиган!)

И заржали тут бандюги, посинели от натуги,
Подал знак своей прислуге вождь в банановом плаще.
Людоеды побежали, привели такую лялю -
Кто увидел, тот едва ли возразил бы вообще.

Тут французу стало грустно, стал кричать, что он невкусный,
А потом сказал, что гнусно так с гостями поступать.
А его не стали слушать, обещали завтра скушать
И, не разделывая тушу, стали перцем натирать.

Жаль француза, с ним все ясно - да, она была прекрасна
И поставил Жан напрасно жизнь свою на женский пол.
Hо теперь попытка Джона, уроженца Аризоны,
(Hеужели, как бизона, тоже подадут на стол?)

Джон воскликнул "Спору нету. Убирайте девку эту,
И подайте мне ракету - наш последний образец!"
Людоеды завопили, в барабан заколотили
И из джунглей прикатили Шатл - крылатый огурец.

Что поделаешь - финита! Карта брошена и бита!
Hалетели, как москиты, стали солью посыпать.
Да, попали в положенье, что тут скажешь в утешенье?
А Иван нашел решенье: "Слушай вождь, ядрена мать!

Прикажи своим придуркам петуха, аль, скажем, курку
Положить башкой на чурку и кончать, и ощипать,
Два часа варить и парить и до корочки обжарить, -
Вот тогда начнем гутарить и задачки задавать!"

И петух зажарен жирный, плыл по джунглям запах мирный,
И сидел Ванюша смирно, вел беседу у огня.
Как в гостях у тети Груни, дикари роняли слюни...
"Все, готов? Теперь пусть клюнет там, где ж... копчик у меня!"

...Говорят, что смех полезен. Вождь смеется, вождь любезен,
Ваня тоже аж до рези в животе поймал "ха-ха".
Тут колдун подходит местный и в момент (о царь небесный!),
Заклинаньем неизвестным оживляет петуха.

Встал петух такой хрустящий, жареный и настоящий,
Клюнул Ваню в тыл изящно, но чувствительно, подлец!
Дикари, как дети, рады, колдуну петух - в награду.
Обдурили, значит, гады, тут уж шуточкам конец...

Что теперь тянуть резину - подхватил Иван дубину
Перебил всех, как скотину, Жана с Джоном развязал.
И спросил американец: "Что ж ты сразу этих пьяниц
Hе угробил разом, Ваня? Целый день у нас пропал".

"Что ж, друзья, скажу, не скрою: просто русский так устроен.
И пока его не клюнет в ж... копчик жареный петух,
Дремлет в нем великий воин, до поры, как грязь, спокоен
Потому что, в общем, добрый в русских людях русский дух".


ТЕРМИтник поэзии

Раздел: Нецензурные/матерные

Номинантово
Моцарт

- (В военное время перед саперами стоят
три основные задачи: минирование,
разминирование и номинирование.)

Говорил номинант номинанту:
"Нет, не будет нам ордена с бантом.
Вроде я номинант,
вроде ты номинант -
ну а слава всегда поминантам."

Упрекал номинант номинанта:
"Ты фальшиво поешь в доминанту.
Слышу тонику я,
да и то ни хуя
не пойму твоего эсперанто".

Поучал номинант номинанта:
"Номинант должен выглядеть франтом.
Чтоб не хуже других:
галифе, сапоги,
и фуражка - естественно, с кантом."

Отвечал номинант номинанту:
"Что ж ты сам не надел аксельбанты?
Вон в халате стоишь,
Злобно куришь гашиш,
достаешь меня в стиле бельканто!"

Дата размещения: 2002-03-10


Игорь Высоцкий
стихи

Безумно я люблю девчонок,
владеющих французским языком;
у них он - мягок, нежен, тонок
и проникает глубоко.

Язык приятен англичанок,
у немок - холоден и тверд:
На итальянском - можно чайник
закипятить. И кляп им в рот!

Но предпочту из прочих, если
предложат, всё же русский я -
ведь им владела в совершенстве
сама Надежда Крупская!

Да, он бывает груб порою
и часто слишком он велик,
но я его люблю, не скрою,
за то, что русский он язык.

Лишь русский, огранен талантом,
воспламенит собою лёд!..
Что с ним в сравненье эсперанто!
...Хотя в душе я полиглот.


Журнальный Зал

"Волга", N1, 2000

Татьяна Бек

* * *

Какая родословная без мифа,
Который разом горек и лучист?
Мой дед
скончался
от сыпного тифа,
А был красавец и эсперантист.

На перекрёстке времени и места,
Где вскоре воцарится кабала,
Двоюродная бабка из протеста
Взяла и яду в полдень приняла.

Вас прежде срока уложила Клио
В отдельную древесную кровать:
Не выгнула, как сталь не закалила,
Изъяла до террора... Благодать!

По возрасту - не предки вы, а дети
Мне, выросшей в массовке тупика...
А смерти нет. Есть участь - лихолетье,
Как тяжкая, как общая река.

1999


Чего не свете не случается!
За слабых где-то заступаются,
Почтенный возраст уважают,
Места в метро освобождают.
И не заводят пьяных драк,
И не пинают в бок собак,
Читают в подлиннике Канта,
И говорят на эсперанто,
И экономят каждый час...
Но это, правда, не у нас.

(Из Жрака)


. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ни эсперанто птиц,
ни рыбий волапюк,
ни диалект осин, ни иероглиф сосен
мне не перевести
в членораздельный звук:
ни слова про любовь,
тем более про осень.


Сергей Самойленко. Очарованный остров. - "Волга", 1999, N 10


Я расскажу тебе на эсперанто
из сборника " Километры "
Автор - ()
04.12.02 01:20

Я расскажу тебе на эсперанто
бродячие сюжеты и мотивы.
Я нацарапаю осколком бивня
на мамонтовых шкурах фолианты.
Я напишу тебе на С++
кантату и сама исполню хором.
И выведу из множества теорий
на волю недобитый ночью блюз.


Эпиграммы

Леониду Агутину

Без упорства и таланта
Не разучишь "Эсперанто".
Под гитару - веселей:
"Хоп-хей-ла-ла-лэй!"

Скину тапки, выйду в поле,
Загорланю: "Оле-оле!"
Если силы напрягу,
То смогу сказать "Агу!"

(В.Береснев)


А В Т О Р

Н А З В А Н И Е

Стихи из трёх сборников
( 60-е-80-е гг )


Вива, лингва эсперанто,
Увлеченье чудаков!
Я ему предпочитанто
Невербальных языков.

Телепаты, сообщайтесь,
Узнавайте новостей
Без участия печати,
Без содействия властей!

Их оставим оставаться
При своих узун-кулак,
Кой-кому коммуникаций:
Как кому. Кому - никак!


Юлия КИСИНА

ВЕСТНИК

Оставив при себе слюну средь пира,
я смачиваю ею желчь сухую,
я даже куропаточек любила,
но все с почтовым голубем воркую.
Не свой и не чужой, он вестник или
шпион, предатель, переносчик, датчик,
хожу в стирающем - всем миром - мыле,
прополоскаться - не хватает прачек.
А он несет неведомые кванты,
женьшени, пробы грунта, чьи-то песни,
и так я собираю эсперанто,
но ты его уже не слышишь, вестник!
У нас была одна натура: веник,
цветы, кувшин, на пару - женщин пара,
мы рисовали: ты - как академик,
я - как примитивист и как попало.
Младенцам высоко, что взрослым - рядом,
они и просят, чтоб их взять на ручки,
хотя меня потом кормили ядом,
но жил во мне дебют любимой внучки.


Хайку
(они же - мысли в клетке размера)

292.
Рад эсперантист
Всласть почесать языком -
Встретил земляка.