• Ремонт бытовой техники на: холодильников магазины запчастей.

ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРЛИНГВИСТИКИ

ТИПОЛОГИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ
МЕЖДУНАРОДНЫХ
ИСКУССТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ

Москва, "Наука", 1976

Л. И. Василевский

НЕИЗВЕСТНАЯ СТРАНИЦА В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИНТЕРЛИНГВИСТИКИ - ЯЗЫК UNIVERSAL (1925 г.)

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В книге Э. Дрезена по истории мирового языка, на стр. 197 упоминается рукописный проект языка Universal, сообщаются дата и место разработки проекта (1925 г., Харьков - Берлин) и авторство, зашифрованное псевдонимом (Herlen Vamu).* Характеристика самого языка исчерпывается словами: «этимологически реформированный эсперанто».*

Никаких других сведений об этом проекте в литературе по интерлингвистике нет. Насколько мне известно, никто иной такими сведениями не располагает. Между тем, проект отличается рядом особенностей и представляет определенный интерес для интерлингвистики.

Авторами этого проекта были известный эсперантист (в 30-х годах - активный деятель SAT) физик Герберт Ильич Муравкин, живший с 1921 по 1933 г. в Берлине, где он сперва учился в университете, а затем работал в исследовательском институте (сохраняя советское гражданство), и автор настоящей статьи, живший в тот период в Харькове.

Проект языка Universal разрабатывался в процессе переписки, с 1923 по 1928 г. (дата 1925 г.- условна). Проект не получил определенного названия и обозначался в письмах обоих авторов буквами ML (эсп. mondolingvo); для него предлагались разные названия. Окончательный выбор названия Universal был произведен Г. И. Муравкиным, когда он сообщил Э. Дрезену для его книги данные об этом проекте (вместе с многочисленными справками о других искусственных языках из своей обширной картотеки).

При этом Г. И. Муравкин придумал псевдоним, составленный из начальных слогов имен и фамилий обоих авторов. Об этом он сообщил мне в личной беседе в 1935 г., в Москве.

За основу словаря Universal был принят фонд корней эсперанто. Изменения, постепенно вносимые в процессе работы над проектом, охватили значительный круг слов. Однако полный словарь Universal не был составлен. Напротив, грамматика этого языка была разработана целиком заново.

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЯЗЫКА UNIVERSAL

Как и эсперанто, Universal язык апостериорный, но априорные элементы в нем представлены значительно сильнее, чем в эсперанто.

Грамматические формы и способы словообразования строго логичны, однако с непременным соблюдением принципов факультативности всех грамматических средств, функционализма и прагматизма.

В отличие от эсперанто и большинства других искусственных языков, Universal - язык не чисто агглютинативный: для словоизменения и словообразования в нем используются не только аффиксы, но и ряд других грамматических средств, как встречающихся в естественных языках, так и совершенно новых (внутрикорневая инверсия).

В Universal нет принципиального различия между словообразованием (образованием основ от корней) и словоизменением. Все грамматические средства равноправны. Значительное место занимают также «неправильные», непродуктивные способы словообразования (подобные системе местоимений и наречий в эсперанто с регулярно повторяющимися соответствиями звуков); они полезны только мнемонически: получаемые основы в Universal (как и в эсперанто) рассматриваются как самостоятельные корни.

Алфавит Universal построен на основе МФА, но в отличие от МФА применяются и заглавные буквы. Из МФА взяты все используемые в нем латинские буквы и дополнительно еще пять букв: две для гласных ( o, e) и три для согласных (sh, zh, ng). Беглый гласный e вставляется для облегчения произношения, когда инверсия или аффиксация приводят к труднопроизносимому сочетанию согласных. Аффрикаты, как и в МФА, изображаются сочетаниями (ts, tsh, dz, dzh). Используются диакритические знаки: тильда, как в МФА и португальском языке,- для обозначения носовых гласных (a, o и т. д.); знак долготы гласных (a, e и др.); знак палатализации согласных, как в чешском языке (n, sh и др.). [подчеркнутые буквы заменяют фонетические символы]

Общее правило постановки ударения (силового) примерно такое же, как в идо: ударение стоит на гласном (исключая e), предшествующем последнему согласному. Однако в Universal допускается и сдвинутое ударение, обозначаемое на письме (как в испанском языке). Сдвиг ударения используется, в частности, как грамматический прием.

Все грамматические средства (аффиксы, флексия и др.) факультативны, т. е. могут свободно опускаться. Например: форму мн. числа можно не применять (как в тюркских языках), когда числительное или другое определение указывает на множественность, а также когда множественность ясна из общего контекста, либо не существенна; глагол рекомендуется ставить в безвременной форме, когда время указано наречием, когда оно ясно из контекста (например, в повествовании), либо не имеет значения (ср. естественные языки, в которых формы времени вообще отсутствуют, либо мало употребительны, например, тибето-бирманские).

Все грамматические средства универсальны. В отличие от других языков, спрягать по временам, наклонениям и залогам можно не только глаголы (и прилагательные, как в некоторых естественных языках), но и существительные.* Примеры: ebela 'бывший некогда красивым', sanea bambo 'младенец, который будет здоровым', eshefo 'бывший начальник', urbeo 'будущий город', zhedonu 'дай', 'zheluso 'да будет свет'. Образуют формы рода и числа не только существительные и местоимения, но и глаголы и прилагательные - не в порядке согласования с родом и числом существительного, а с особым семантическим оттенком: например, форма мн. числа от основы глагола указывает на многократность действия, а не на множественность действующих лиц (marmarshu 'хаживать'), от основы прилагательного - на множественность признака (kloklora 'многоцветный', 'пестрый' от klora 'цветной').

Форма жен. рода (пола) от основы прилагательного или глагола модифицирует значение этой основы, придавая признаку или действию оттенок «женственности». Ср. неупотребительные ныне в эсперанто, но теоретически возможные формы типа belina = ine bela 'женственно красивый', plorinas = ploras kiel virino 'плачет как женщина'. Аналогично формы муж. рода от прилагательных и глаголов модифицируют значение основ, придавая признаку или действию оттенок «мужественности».

В Universal не предусмотрено никакого согласования по числам и родам (прилагательного с существительным, глагола с существительным-подлежащим и т. д.).

Способы словообразования отвечают следующим принципам: а) замена самостоятельных корней производными словами везде, где это возможно без утраты оттенков значения; б) предпочтение «экономных» способов словообразования, сохраняющих краткость слова.

Именно такую роль играет инверсия корня для получения антонимов (не только строго логических, но и имеющих мнемоническое значение), например: mega 'большой' - gema 'маленький', tela 'далекий' - leta 'близкий', bопа 'хороший' - noba 'плохой', bela 'красивый' - leba 'уродливый' и т. п. В сложных словах возможна инверсия одного из компонентов: аффикса или одного из корней (simpatu 'сочувствовать' - mispatu 'относиться недоброжелательно'). Вводя инверсию, авторы надеялись устранить существенные недостатки, присущие образованию антонимов с помощью аффиксов (как, например, префиксом та] в эсперанто): удлинение слов, нарушающее правильное соотношение между частотой употребления слов и их длиной (закон всех естественных языков); неравноправность членов пары антонимов; сходность звучания противоположных по значению слов.

Инверсия применяется в языке Unversal значительно шире, чем префикс mal в эсперанто.* Примеры: deno 'день'- nedo 'ночь', fino 'конец' - nifo 'начало', kozo 'причина'- zoko 'следствие', medo 'средство'- demo 'цель', masa 'массовый'- sama 'единичный', meza 'средний'- zema 'крайний', nera 'черный' - rena 'белый', donu 'давать' - nodu 'получать', ponu 'класть' - nopu 'брать', lisu 'говорить' - silu 'молчать', ploru 'плакать' - rolpu 'смеяться', grafu 'писать' - fargu 'читать', merku 'продавать' - kremu 'покупать', ргоdu 'производить' - dorpu 'потреблять', stroju 'строить' - jortsu 'разрушать', zea 'этот' - eza 'тот', zena 'тот же' - neza 'другой', za - определенный артикль - az - неопределенный артикль, jen 'да' - nej 'нет'*, se 'если' - es 'безусловно', kon 'с' - nok 'без', do 'к' - od 'от', kaj 'также' - jak 'напротив', 'но', аl - префикс мужского, lа - префикс женского пола и т. д.

Ради экономии самостоятельных корней широко применяются производные сложные слова. В них допускаются стяжения и сокращения (по образцу англ. bicycle -> bike и т. п.), например: dennedo -> dendo 'сутки', evnedo -> evno 'вечер', evdeno -> evdo 'утро', evzaro -> evzo 'весна', evrazo -> evro 'осень' и т. п. В эсперанто только одно из этих понятий выражается сложным словом (tagnokto 'сутки').

В языке Universal широко представлено непродуктивное словопроизводство при помощи внутренней флексии. Например, lina 'длинный', lana 'широкий', lona 'высокий'; valdo 'лес'; veldo 'саванна', vildo 'степь' и т. д.

Имеется четыре рода: средний, общий, мужской и женский. Средний и общий род существительных (а также прилагательных и глаголов) морфологически не оформляются и различаются лишь лексико-синтаксически. Мужской и женский род всегда обозначает пол, реальный или метафорический.

В системе местоимений (в частности личных) представлены все четыре рода. Например, в 3 л. ед. ч.: lо 'оно' (ср. p.), li 'он-она' (общ. p.), al(i) 'он', la(i) 'она'. В 1 л.: mi, am(i), ma(i) 'я'; во 2 л.: ti, at(i), ta(i) (фамильярная форма - 'ты') и vi, avi, vai (вежливая форма - 'Вы') общего, мужского и женского рода.

Для образования форм муж. и жен. рода от слов общ. рода (включая фамилии) применяются преф. аl и la (altigro 'тигр-самец', latigro 'тигрица', al-Dzhonson, la-Dzhonson) или, альтеративно (для краткости, в ограниченном круге употребительных слов) - инфиксы: а перед последним согласным для муж. рода и ударное а после него - для женского. Например: tigro, tigar(o), tig-rа(о) (конечный о можно опускать). Очевидно, преф. al и lа образованы тем же способом.

В тех редких случаях, когда необходимо выразить мн. число особой формой, оно обозначается полной или частичной редупликацией (как в японском, австронезийских и др.). Например: tablo-tablo - tatablo 'столы', de(n)deno 'дни' и т. д. Возможно также использование преф. nu 'несколько', образованного инверсией числительного un 'один'.

Личные местоимения образуют форму мн. числа также редупликацией, либо сложением: imi 'мы' (общая форма), mimi (экскл. форма), timi, vimi (инкл. формы фамильярная и вежливая - 'мы с тобой', 'мы с Вами'); iti, ivi 'вы' (фамильярная и вежливая формы); ili 'они' (общ. p.), alali (м. p.), lalai (ж. р.) и т. д.

Притяжательные местоимения образуются с помощью суфф. -j-: mija, tija, vija, lija, alja, laja, loja и т. д.

Тот же суффикс используется для образования прилагательных со значением 'принадлежащий', 'относящийся к' и т. п. от существительных, например, denja 'дневной'. Его можно заменить предлогом a: luso a deno = denja luso 'свет дня = дневной свет'.

В отличие от эсперанто в языке Universal прилагательное, используемое в качестве сказуемого, принимает форму глагола и не требует связки. Напротив, отглагольное определение (причастие эсперанто и многих естественных языков) тождественно по форме прилагательному, используемому в качестве определения.

Таким образом, строго говоря, в языке Universal нет прилагательного и глагола, как отдельных частей речи (хотя они остаются разными семантическими категориями), а имеются две иные части речи - атрибутив и предикатив, образуемые как от основ прилагательных, так и от глагольных основ. Формальные признаки этих частей речи (флексии а и u) одновременно указывают на их различную роль в качестве членов предложения. Примеры: mega urbo (= urbo mega) 'большой город', urbo megu (= megu urbo) 'город - большой'; lampo pendu 'лампа висит', penda lampo 'висящая лампа'; megea urbo 'город, который будет большим', urbo megeu 'город будет большим', urbo emegu 'город был большим' и т. д.

Предикатив, как особая часть речи, имеется и в некоторых естественных языках, например малайских. В некоторых других языках прилагательное в сказуемом принимает особую (предикативную) форму (например, в немецком и русском - краткая форма прилагательного). В немецком языке эта предикативная форма прилагательного не только обязательна (в отличие от русского), но и отличается от его атрибутивной формы отсутствием категорий рода и числа.

В некоторой степени вербализация предикативного прилагательного возможна и в эсперанто. Например, li estas malsana = li malsanas 'он болен'; но в аналогичном предложении li estas sana 'он здоров' она не принята. И уж совершенно не допускаются в эсперанто выражения типа la libro bonas вместо la libro estas bona 'книга хороша'.

Поскольку сложное сказуемое с прилагательным в Universal заменяется простым с предикативом, необходимость в связке отпадает. Однако сохраняется сложное сказуемое с существительным. Связкой при этом служит морфема u, совпадающая с отличительной концевой флексией предикатива. Пример: formiko u insekto 'муравей - насекомое'.

Концевые морфемы атрибутива (а) и существительного (о) также применяются в языке Universal в качестве самостоятельных служебных слов. При этом а служит предлогом, придающим атрибутивное значение существительному (podo a tablo 'ножка стола'). Напротив, о служит вспомогательной частицей, субстантивизирующей предикатив (глагол), т. е. придающей ему значение инфинитива (как частица to в английском языке) или герундия (инфинитив и герундий в Universal не различаются). Например: al gefinu о fargu kaj egnifu о grafu 'он кончил читать и начинает писать'.

Дополнение - существительное и определяющие его атрибутивы (прилагательные) выделяются постановкой тильды (знака назализации гласной) над конечными гласными - флексиями о и a: jedonu zea libro 'дай эту книгу'. В отличие от концевой флексии n, применяемой в эсперанто и идо, эта форма в Universal выделяет не только прямое, но и косвенное дополнение. Однако подобно концевому n в идо, концевая тильда в Universal является факультативной и может пропускаться везде, где ее отсутствие не приводит к неясности. Например, при «прямом» порядке слов в предложении (подлежащее - сказуемое - дополнение) тильда над конечным о прямого дополнения не обязательна, так как не нужна для понимания: katso vidu birdo = katso vidu birdo 'кошка видит птицу'. Но при обратном расположении слов в предложении, разрешаемом в Universal (как и в эсперанто и в идо), тильда необходима: birdo vidu katso 'птицу видит кошка'.

Частица о, стоящая перед глаголом (предикативом) для его субстантивизации, может принимать тильду для выделения дополнения: jenifu o grafu 'начни писать'.

Функционализм проекта Universal определяет подчинение морфологии синтаксису и семантике. Прагматизм требует учета принципов экономии и легкой запоминаемости слов и грамматических форм даже в ущерб строгой логичности.


* В этом издании (Е. Drezen. Historio de ]a mondolingvo. Tri jarcentoj de sercado. Leipzig, 1931) в результате описки или опечатки две буквы псевдонима искажены и введен дефис: «Harley-Vamu». В том же абзаце имеются и другие опечатки.

* Слово «этимологически» приведено здесь в привычном для людей старшего поколения значении, ныне вышедшем из употребления. В грамматиках того времени «этимологией» назывался раздел, посвященный морфологии и фонетике. Приведенное выражение следует понимать как «морфологически реформированный эсперанто».

* Идея обогатить язык, спрягая существительное по временам, была высказана А. А. Богдановым в 1908 г.: в своем научно-фан тастическом романе «Красная звезда» он приписал эту особенность «языку марсиан». Как некоторый суррогат времен существительного (в которых явно ощущается потребность) можно рассматривать такие префиксы, как ех (во многих европейских языках) и eks в эсперанто (для семантически ограниченной категории слов) и такие английские инфинитивы, добавляемые после существительного, как -to-be, -to-come, которые по существу уже находятся в процессе грамматикализации.

* Один из авторов Universal полушутливо предложил для этого языка название «Инверсаль», подчеркивающее большую роль инверсии в его грамматической структуре.

* В Universal в отличие от эсперанто слова «нет» и «не» различаются (как в идо и большинстве естественных языков).