• Только для вас spaces зона на лучших условиях.

Н.Михайленко

Фрагменты сочинения "Как и когда на Земле будет введён общий язык?"

Золото интерлингвистики

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Те, кто думает, что нормальные человеческие искусственные языки не имеют собственной души, собственного характера - ошибаются в силу неосведомлённости.

Да, у международных языков простая грамматика, но это не значит, что хорошие языки можно выпекать, как блинчики. Нужна лексическая база, согласованная с грамматикой, а найти такой синтез, такие лингвистические идеи, чтобы за тобой пошли десятки, сотни, а может быть и тысячи последователей, чтобы на твоём языке возникла литература - такое бывает редко, это - исключительная удача!

Если мы признаем способность к лингвотворению за невежественной толпой, то почему бы не предположить, что время от времени бог позволяет создавать перспективные языки отдельным харизматическим личностям?

И созданный язык несёт отпечаток личности своего создателя ...

1) Volapuk - решительный, прямолинейный
2) Esperanto - вежливо-упёртый
3) Ido - рассчётливо-холодный
4) Occidental - невротически-аристократический
5) Novial - философски-спокойный
6) Basic Еnglish - высоколобый
7) Interlingua IALA- развратно-красивый
8) NEO - изящный, утончённый
9) Glosa - простодушный, детски-наивный
10) Slovio - медийно-торопливы

Много придуманных, но мало избранных.

Взглянем ещё раз на золотую десятку нормальных человеческих искусственных международных языков и кратенько повторим историю интерлингвистики.

В основе всего лежит Волапюк (1879) - отправная точка большого пути, первый проект, прогремевший на пяти континентах, породивший собственную литературу и систему распространения. В Волапюке грамматика регулярная, схематическая, но навороченная: от одного глагольного корня можно образовать тысячи глагольных форм. Слова Волапюка - искусственные, часто представляют собой переделку английских слов. Волапюк породил собственную Академию, которую автор языка Шлейер осудил, как только она встала на путь реформизма. Академия пыталась упростить язык. Договориться не получилось, и вскоре в волапюкской академии под председательством петербургского инженера Владимира Карловича Розенбергера стал разрабатываться новый язык Idiom Neutral (Нейтральный Язык, 1893-1898), в котором очень тщательно отбиралась международная лексика по специальной методе. Искажения не допускались при заимствовании корней. Суффиксы брались натуральные, но использовались они схематично, как и в Эсперанто, поэтому производные слова не совпадали с международными словами. В переписке между членами Академии стал использоваться Идеом Неутраль, а раньше они общались на Волапюке. Сам автор Волапюка, бескомпромисный католический пастор и поэт Шлейер умер в 1912 году.

Заменгоф в этих делах не участвовал. В 1887 году он выступил с Эсперанто. Корни слов Заменгоф выбирал интуитивно, стараясь не искажать международно известные слова. Многие суффиксы были им выдуманы, грамматика схематическая и нераздутая, хотя и не минимальная. Всего 16 правил на двух страничках. Попытка ещё сильнее упростить Эсперанто, предпринятая им в 1894 году, была отклонена большинством голосов эсперантистов.

В 1903 году итальянский математик и логик Джузеппе Пеано предложил Latino sine flexione - латынь без окончаний. Идея в том, что латинские словари есть во всех странах. Пеано придумал нормализирующую процедуру для заимствовании слов - так существительные брались не в именительном падеже, а в отложительном (аблативе) - на то есть весомые причины. Грамматика сводилась к порядку слов. Собственного словообразования в языке не было. Производные слова предлагалось брать в международной форме, коль скоро они образованы из латинских элементов. Был составлен словарь на 15000 слов. Постепенно в пеановской латыни стали появляться собственные аффиксы, например, множественное число на -s, но таковых немного и они факультативны.

В 1907 году в Париже по-инициативе философа Кутюра и математика Ло состоялась очень важная тусовка интерлингвистов, которая подготавливалась ими несколько лет. Решено было рассмотреть все проекты, выбрать лучший и добиться его официализации. К этому времени Эсперанто был в большом отрыве от остальных проектов и многочисленные эсперантисты ожидали полной победы. Основным конкурентом был Идиом Неутраль, как научно-проработанный в смысле международности лексики. Пеано тоже на что-то надеялся, ведь латинских словарей действительно было завались, гораздо больше, чем эсперантистких.

Комиссия выбрала Эсперанто, но с дикой оговоркой, что в нём будут сделаны исправления в духе анонимного проекта Идо, за которым, как позже со скандалом выяснилось стоял главный пропагандист Эсперанто во Франции де Бофронт и сам философ Кутюра.

В итоге все со всеми переругались и на этом официализация международного языка завершилась.

Розенбергер ушел из волапюкской академии и стал разрабатывать натуралистический Reform Neutral взамен схематического Idiom Neutral. Преуспел, нашёл сторонников, но 1918 году умер. Язык его не пережил. Годом раньше умер Людовик Заменгоф - сверхзвезда интерлингвистики

Кутюра в 1914 году погиб в автокатастрофе, но до того таки сумел вывести на орбиту Идо. В грамматике Идо следует идеям Заменгофа 1894 года. Имеет схематическую и раздутую систему словообразования. А в подборе лексике подражает "научному" Ideom Neutral, что фактически означает отказ от многих германских корней, ведь романские языки более распространены.

Пеано стал президентом бывшей волапюкской академии, которую он переименовал в "Academia pro Interlingua", и энергично распространял свою латынь без окончаний (не настаивая на деталях системы) вплоть до своей смерти в 1932 году.

Ну, не желает человечество изучать общий язык ... Что поделаешь?

Размножившие ныне психотерапевты в таких случаях советуют искать причину в себе. Если покопаться в себе, всегда чего-нибудь да найдёшь. Вошло в моду говорить, что в международном языке не должно быть ничего такого, что могло бы удивить или озадачить публику, всё должно быть привычно и понятно без изучения. Это направление в интерлингвистике называется - натурализм, в противовес автономизму, типа как у Эсперанто, когда есть собственный движок, своя система словообразования.

И верно, бесплатно ничего не бывает. Когда Эсперанто берёт международные корни и приставляет к ним собственные суффиксы, то производные слова далеко не всегда понятны с первого взгляда, без изучения языка. Значит оттого-то народ и не учит Эсперанто в оскорблении чувств.

В 1922 году патриарх интерлингвистики, прибалтийский немец фон Валь, придумал систему Occidental, когда не только корни международны, но вроде как и суффиксы и производные слова международны. Беда в том, что этим движком без высшего лингвистического образования пользоваться трудно. А если человек знает кучу языков, зачем ему искусственный?

Всемирно известный датский лингвист Отто Есперсен в 1928 году создал международный язык Novial (Новый международный вспомогательный язык), в котором попытался найти золотую середину между Эсперанто, Идо и Окциденталем, чтоб было не очень сложно, но натуралистично. Несколько лет на Новиале издавался журнал "Mondo" (переименован в 1934 году в "Novialiste"). Язык Новиаль эволюционировал в сторону натурализма, конкретно Окциденталя, сдавая суффикс за суффиксом, принцип за принципом. Есперсен умер в 1943 году. А в 1948-ом умер великий интерлингвист создатель Окциденталя Эдгар фон Валь. После второй мировой войны у Новиаля остались лишь изолированные приверженцы.

Ну, не желает народ учить международный язык. Никакой. Что поделаешь?

Хорошая женщина, американка Алиса Моррис не жалела денег на лингвистов, приплачивала профессорам, возила на конференции, создала в 1924 году международную организацию - IALA (Ассоциация международного вспомогательного языка), первоначальная цель которой - продвинуть Эсперанто. Только на утверждение Эсперанто никаких алисиных денег само собой не хватило, а вот целая капелла профессиональных лингвистов на огонёк сбежалась и взялась капелла на алисины деньги изучить вопрос научно!

Понятное дело результатом этой кипучей деятельности стало создание ещё одного языка - Interlingua IALA (1951 г). Чего можно ждать от капеллы профессионалов под руководством американского лингвиста Александра Гоуда (которого видный окциденталист Матейка почему-то называл педерастом)? Что у них получилось?

Интерлингва - красивый язык, но моторчик автономного словообразования лингвисты угробили окончательно, получился супернатуральный продукт, диалект южнороманских языков. Говорить на нём можно, но как бы ползком, не отклоняясь от готовых образцов, ничего подобного эсперантистким "mal-san-ul-ej-o" (больница) или "sen-el-ir-ej-o" (тупик) там в принципе невозможно.

И ещё один вопрос, если профи предлагают человечеству выучить язык, который ТАК похож на итальянский и испанский, почему бы нам НЕ, дружно поднапрягшись, взять да и хором выучить итальянский, - будет общий натуральный язык!

Алиса умерла в 1950 году. А 1953-ем лингвисты сказали: "Нет финансирования - нет темы, мы свою задачу выполнили" и IALA была распущена. Остался один Александр Гоуд, который (что бы там не говорил Матейка) бился за международный язык до конца, до самой своей смерти в 1970 году.

Ну, не хочет человечество общего языка. Никакого!

В шестидесятых годах 20 века с Интерлингвой по числу интересантов соперничал замечательный во многих отношениях и совсем не натуралистический проект NEO бельгийского интерлингвиста Артуро Альфандари. Увы, автор в 1969 году умер, а продолжателя его дела не нашлось. НЭО можно рассматривать как сжатый и исправленный вариант Эсперанто. Идейный посыл НЭО таков: "Зачем произносить два слова, где достаточно одного? Зачем писать длинное слово, если можно обойтись регулярным коротким?"

На языке НЭО: libucu [либучу] - любите друг друга; rirot - запасное колесо; surom - сверхчеловек. На Эсперанто "сверхчеловек" - superhomo, в НЭО "super" сокращается до "sur", а "homo" до "om", получается "surom" - и выразительно и коротко. Гениальность интерлингвиста Альфандари заключается в том, что при таком сжатии у него слова не сливаются и не делаются слишком похожими. Альфандари перевёл на НЭО 20.000 английских слов.

Вернёмся, однако, в 1929 год, когда Чарльз Кей Огден предложил тщательно продуманную систему Basic English. В итоге многолетних исследований Огдену удалось отжать базовый словарь английского языка до 850 слов. Но в этом утверждение есть рекламный трюк - сюда не включены производные и сложные слова, числа, названия месяцев, международные слова ... При реальном счёте в Бэйсике окажется полторы тысячи слов. Но и в этот большой список не попадают слова: бивень, хобот, слон. Если вы захотите написать статью о слонах, Вы, используя основной словарь, определяете специальные термины в начале статьи. "Слон" это большое животное с очень толстой кожей. У слона необычайно длинный нос в форме трубы, который называется "хобот". При помощи гибкого хобота слон захватывает и переносит мелкие и крупные вещи. С двух сторон от хобота, у слона торчат "бивни" - большие, оголённые кости. И т.д.

Огден особо отмечал, как достоинство, что в его системе только три словообразавательных элемента -ed, -ing, -er; а в Эсперанто таковых полсотни. Поскольку наиболее "капризной" частью речи является глагол, то Огден сократил их число до 16. В Бэйсике нет глагола "спать" или "смотреть", но есть существительные "сон" и "взгляд", Вы можете "иметь сон" или "дать взгляд". Написание или произношение английских слов Огден не меняет, а вот значение часто ограничивает. Так слово "fly" имеет только одно значение - "муха". С другой стороны "back" означает "назад", но также и "спина".

Со своим Бэйсиком Огден дошёл до премьер-министра Черчиля и выбил из Правительства кое-какие деньги, создал Ортологический институт для распространения, но Огден состарился и умер в 1957 году. Не хочет человечество никакого общего языка!

Объективные трудности Бэйсика: от пользователя требуется интеллект, поскольку базовый словарь ограничен, надо думать над тем, что хочешь сказать, подбирать слова; вследствие использования описательных оборотов, усложняется структура фразы, что требует от слушателя повышенного внимания. Между тем, люди предпочитают пользоваться языком бездумно - услышат модное словечко типа "гламур" или "дискурс" и повторяют как попугаи, не задумываясь о смысле.

Волапюк соединяет искажённые английские слова с нормальной человеческой (не английской) грамматикой. Волапюк имел успех. А что, если неискажённые английские слова соединить с нормальной грамматикой, таким образом чтобы туземцы-англичане всё понимали, хотя бы для них язык Engly и выглядел как изуродованный английский. Идея кажется мне интересной. Человечество волей-неволей изучает слова английского языка. Почему бы не привести в божеский вид эту лексическую помойку? И не напрягать пользователя ни минимальным словарём, ни идиотской английской грамматикой? Предлагаю выправить английский, раз уж он используется в роли международного.

Вернёмся на мгновение к пеановской латыни. Она эволюционировала. Профессор Джузеппе предпочитал свободу порядку. Вот кусочек из книжки 1913 года, в которой Пеано описывает латынь без окончаний, используя латынь без окончаний. Забавно, но книжка читабельна без предварительного изучения языка. Правда, до этого я освоил Эсперанто и познакомился с разными системами международного языка, так что о многом мог догадаться. Изредка я заглядывал в учебный латино-русский словарик, долго валявшийся у меня совсем без употребления.

"Interlingua" es intelligibile, sine studio, ab lectore que cognosce latino; nam omni vocabulo de Interlingua es latino.
Interlingua non habe grammatica. Ergo omni homo pote lege et scribe Interlinguo, cum auxilio de solo vocabulario.
Interlingua es intelligibeli, quasi sine studio, ab omni homo culto de nostro civilizatione, et si ignora latino;
nam inter synonymos latino, nos elige elementos vivente in plure lingua de Europa.

Перевод:

"Интерлингва" понятна без изучения тем читателям, которые знают латынь; поскольку каждое слово Интерлингвы является латинским.
Интерлингва не имеет грамматики. Следовательно каждый человек может читать и писать на Интерлингве с помощью одного лишь словаря.
"Интерлингва" понятна почти без изучения всякому культурному человеку нашей цивилизации, даже если он не знает латыни;
ибо между синонимами латинского языка, мы выбираем те, что присутствуют во многих европейских языках.


Заметьте: отсутствуют артикли, их нет и в классической латыни; появилось окончание -s для множественного числа, но автор предпочитает единственное, где возможно; слово "latino" используется и как существительное и как прилагательное без изменения формы; не видно шипящих, не возникают "искусственныe" окончания типа эсперантских -ajn, -ojn, нет диакритиков, текст компактен. Что до постановки ударения и чтения букв, то эти вопросы Пеано доверил решать читателю, описав несколько возможных вариантов. В частности, букву "c" можно всегда читать "к", но можно перед 'e', 'i' произносить 'ц'. Свобода, братцы!

Но как же быть со словообразованием? Это самый спорный момент проекта. Пеано был категорически против автономной системы словообразования, ибо она порождает не международные слова, а порою длинные, некрасивые слова.

Что же взамен? Можно пользоваться пятью аффиксами, которые Пеано милостиво, хоть и со скрипом, допустил. Можно использовать готовые международные производные слова. Наконец, можно заменить слова объясняющими их словосочетаниями, фразами. Типа "человек моря" вместо "моряк".

Здесь слабое место и точка ветвления.

Интерлингва IALA это переделка пеановской Интерлингвы в духе последовательного натурализма. Грамматика усложняется и канонизируется; разные формы множественного числа, особые формы для прилагательных, причём _разные_; артикли; грёбанные перфекты; а главное - собственная и туманная и жёсткая система словообразования. Был проанализирован большой массив международных слов и очень тщательно были выписаны имеющиеся в них многочисленные суффиксы. Чтобы воспользоваться суффиксом, присоединить его к имеющемуся у вас корню, вы прежде должны найти очень близкий аналог в языке; на одной логике здесь не проедешь, простого решения нет. Надо учить большое число словоформ.

Язык Глоса, созданный на рубеже 90-ых годов Роном Кларком и Венди Эшби, также может рассматриваться как переделка пеановской латыни, но в противоположном автономистском направлении. Глоса предлагает простую и ясную систему словообразования в китайском духе - окончаний нет, изолированные корни соединяются механически, при этом родовые слова (генерики) имеет наипростейшую и краткую форму:
do - дом, pe - человек, ma - материал ...
Причём Глоса с равным уважением относится как к латинским, так и _греческим_ корням, требуя лишь чтобы это были живые корни, проросшие в современную международную терминологию. Рональд Кларк умер в 2000 году.

Замыкает золотую десятку нормальных человеческих искусственных международных языков проект беглого словака Марка Хучко "Словио". Автор языка Словио сделал простую вещь - наложил схематическую грамматику в духе Эсперанто на общеславянскую лексику и получилось не плохо. Хучко в одиночку перевёл на свой общеславянский язык тридцать тысяч английских слов. Огромная работа! Что поразительно: русский человек может понимать тексты на Словио без изучения языка, а ведь для Хучко русский язык не родной, он скорее ориентировался на чешский, чем на русский язык. А мы, русские, всё понимаем, ибо общеславянская лексика - это не фикция, она реально существует и если её не прятать за многочисленными флексиями, то всё становится понятным. Русскому текст на Словио даже понятнее, чем на украинском

NASX OTEC
НАШ ОТЕЦ
Nasx otec ktor es om nebes,
Sviatju es tvoi imen,
Tvoi krolenie pridib,
Tvoi vola bu na Zemla takak om nebes
Darij nams nasx denju hleb,
I uprostij nams nasx grehis,
takak mi uprostime,
tamktor grehijut proti nams,
I ne vestij nams vo pokusenie,
no spasij nams ot zlo.
Наш отец, который на небесах
Свято твоё имя
Твоё царствие придёт
Твоя воля будет на земле, как на небесах
Даруй нам наш дневной хлеб
И прости нам наши грехи
так мы прощаем
тем, которые грешат против нас
И не веди нас в искушение
но спаси нас от зла

В Словио sx=ш zx=ж cx=ч, все прилагательные оканчиваются на -ju[ю], множественное число существительных на -s, -es. При словообразовании корни слов неизменны: zima[зима] - zimaju[зимний]. В инфинитиве все глаголы оканчиваются на -t, будущее время заменой на -b: pridit[прийти] - pridib[прийдёт]. В настоящем времени глаголы опционально можно спрягать по лицам и числам: grehit[грешить] - grehijut[грешат]. Особенности Словио: совмещение форм прямого и косвенного объекта, совмещение возвратных и прямых форм глагола: "nams" означает и "нам" и "нас", "vernut" означает и "вернуться" и "вернуть". Падежей два: базовый и дополнительный на -uf, -f; прилагательные не требуют согласования с существительными.

Согласится ли когда-нибудь человечество выучить славянские корни Марка Хучко? Однозначно - нет. Принятый международный язык будет базироваться на греко-латинской лексике. В чём же значение Словио лично для вас? Для вас это прекрасная возможность получить кайф от международного языка, хотя бы от чтения на международном языке. Хучко переводит мировые новости на свой язык, поддерживает сайты в интернете. Если вы до сих пор не выучили Эсперанто, то вы его уже не выучите, свободный рынок не даст. В том, чтобы переводить со словарём - в этом никакого кайфа нет, вы быстро устанете. Словио предоставляет Вам возможность насладиться рациональной человеческой грамматикой без того, чтобы мучительно осваивать новую для вас лексику. Ей богу, стоит попробовать. Наберите в поисковике "Slovio" (переводится "язык слов"). Хучко уверяет, что освоив его язык, вы сможете путешествовать по всем славянским странам и везде вас будут понимать, 400 миллионов людей вас будут понимать. Это брехня. Но кто-то что-то наверно понимать будет. Стоит попробовать! В золотой десятке лингвопроектов, один лишь Словио имеет живого и очень активного автора.

От Словио прямая дорожка ведёт к Александру Лукашенко, президенту Беларуси. Надо бы послать предложение в его адрес, чтоб сделал госзаказ на общеславянский язык, который войдёт в историю как язык Лукашенко. За санскритом тоже какие-то цари стояли, просто мы забыли их имена. Санскрит синтезировали учёные - пандиты. Но кто-то же должен был этих пандитов кормить, одевать, обувать. Так что госзаказ был. В новейшее время разработка международных языков дело сугубо частное. А чтобы царь стал поддерживать то, что он не заказывал - зачем ему надо? Путин никогда не даст заказ на разработку общеславянского языка, про такое даже думать не надо. А Лукашенко может. Шансов - один из ста. Но такой шанс есть. Зато потом Александр Григорьевич от своего языка не отступится, не отречётся, даже когда над ними обоими станут издеваться. Лукашенко уже объявляли сумасшедшим, в дерьмократической печати публиковали "историю болезни". Ничего, пережил. Он крепкий. Я к примеру, абсолютно уверен, пока Лукашенко на посту, парада педерастов в Минске не будет, как бы на него не давили.

Сейчас президенты, как придут к власти, то деньги тратят на глупости - инкрустированные боинги, яхты-дворцы, антиквариат и т.п; а можно вложить в язык - это же на века памятник нерукотворный. Скажем, про Волапюк человечество точно никогда не забудет. Когда же на Земле будет введён общий язык, то воскреснут и все ранее бывшее лингвопроекты, раз в них было что-то привлекательное. Сражаются же сейчас фанаты на мечах в рыцарских доспехах, а разве поговорить с друзьями на Волапюке не круче будет?

Много времени и денег уходит на организацию "Славянских базаров". Но не будет ли лучшим символом славянского единства - живой общеславянский язык? И денег много на это не нужно.

Лукашенко должен дать задание своей академии наук, чтобы она в сотрудничестве со славистами всего мира за полгода составила словарь общеславянского языка на 10.000 статей и простую рациональную грамматику к нему, в виде приложения на трёх страницах

Слова должны быть в массе своей понятны славянам без специального изучения, по сходству со словами родного языка. Слова должны быть звучные, выразительные и потому легко удерживаемые в памяти. Слова слишком длинные или труднопроизносимые не допустимы, и вместе с тем частотные слова не должны быть схожими, напротив и в написании и в произношении они должны заметно различаться, чтобы не возникло путаницы

Азбука должна быть непременно латинская с прицелом на будущий язык Земли. Основной вариант азбуки - без дополнительных букв. А в расширенном варианте в дополнительных буквах диакритические элементы не должны быть отделены от основного тела буквы, картинка должна быть цельной. В заглавных буквах диакритик не должен располагаться сверху, чтобы не пострадал межстрочный интервал.

Почему именно 10.000 статей? А больше не нужно, чтобы издавать газету. Мало посадить деревцо, первое время оно требует ухода и подкормки, пока не приживётся и не пойдёт в рост. Так и власть должна оказать помощь и твёрдость в утверждении нового языка, пока насмешки не уступят место любопытству. По пятницам должна выходить двухполосная газета на общеславянском языке Лукашенко, которая будет распространяться по бесплатной подписке. Сначала 500 экз., потом можно поднять тираж до 5000. Основные расходы - почтовые, так как рассылка пойдёт по всему миру. Интернет-вариантом ограничиться нельзя, чтобы люди поверили в новый язык они должны держать в руках нечто материальное и регулярно присылаемое. Тогда язык приживётся и через два-три года станет ходить по свету своими ногами, а имя Лукашенко останется в истории навечно. Рукописи не горят, а языки не исчезают.

Проблема не в том, чтобы найти деньги на новый интерлингвистический проект. Сейчас денег много, в Москве в каждой подворотне воняет деньгами. Лужков мог бы заказать общеславянский язык. Юрий Михайлович - великий человек и денег у его жены - миллиард, но Лужков не суверен. Важно создать прецедент - госзаказ, обеспеченный волей суверена. Размер страны заказчика значения не имеет, важно лишь чтобы это был заказ первого лица.

Язык Лукашенко никогда не будет признан всем славянским миром, но он вполне может стабильно существовать в качестве символа славянского единства. Тогда другие суверены в других частях мирах скажут: "Я хочу себе такую же штучку, хочу язык своего имени". И человечество таким образом чуть подвинется в сторону реального общего языка.

А главная слава достанется Лукашенко, если он станет первым на этом пути.

Дойдёт ли моё письмо до президента Беларуси и когда я соберусь его написать? Не знаю. Кто хочет быстрее - распечатайте этот фрагмент и пошлите Александру Григорьевичу сами.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~