лепнина в стиле модерн, ва

Главный герой незримо присутствовал...
Л.Р. Берников (Калининград)

20 апреля, в день рождения ушедшего от нас два года назад князя Алексея Николаевича Хованского, первого Предводителя Западного Дворянского Собрания, в Калининграде состоялся вечер памяти этого незаурядного человека. Ученый и философ, поэт и музыкант, полиглот и убежденный эсперантист (напомню, основная идея создания этого международного языка заключается в преодолении границ между достояниями различных культур), Алексей Николаевич оставил на грешной земле множество друзей, учеников, последователей. Именно по их инициативе, исключительно благодаря энтузиазму организаторов - как профессиональных работников культуры, так и их помощников (в том числе членов Западного Дворянского Собрания), чья деятельность не связана напрямую с организацией концертов, - состоялось это необычное действо. Чудесное совпадение - на этот день в 1999 году пришлась Радоница. Возможно, это знак того, что Алексей Николаевич отныне останется не только в сердцах сотоварищей, но и станет неотъемлемой фигурой калининградского творческого Олимпа: забегу вперед - вечер удался настолько, что сразу же поступило несколько заявок на повторение его программы в будущем.

Представление открыл ведущий - композитор и музыковед, член Союза композиторов, Николай Луганский, - и с первых же фраз стало ясно, что в его трактовке жизнь князя А. Н. Хованского предстала перед нами не как судьба индивидуума, но как неотъемлемая составляющая бытия Российской культуры. Н. Луганский особо подчеркнул дворянские корни его творчества, подведя тем самым зрителей к ценной и актуальной идее, что благодаря деятельности таких подвижников, как Алексей Николаевич, Россия, несмотря ни на что, спасалась и будет спасена, что именно такие люди задают тон жизни и обеспечивают преемственность поколений. Будучи всегда изыскан, ведущий и на этот раз так сформировал программу, что концерт из простого вечера памяти превратился в захватывающий спектакль, главный герой которого присутствовал на сцене незримо. Были прочитаны избранные стихи князя А. Н. Хованского, отмеченные несомненным талантом и шармом отпрыска многовековой аристократии. Затем были исполнены музыкальные произведения Алексея Николаевича - в исполнении любимцев калининградской публики. Был представлен и редкий, полузабытый жанр - мелодекламация: стихотворение А. Ротштейна "Уходящее" под музыку, написанную князем, прочел Н. Луганский. После этого прозвучали интереснейшие фрагменты мемуаров Алексея Николаевича, связанные с его философскими исканиями - доказательством существования "полустороннего мира". В заключение в дань уважения неотъемлемой роли представителей дворянского сословия, в том числе и рода князя Алексея Николаевича, в истории России, трио "Camerata Sambia" исполнило специально ради этого события переложенную для камерного коллектива увертюру к опере М. Мусоргского "Хованщина" - "Рассвет на Москве-реке".

Несмотря на то, что вечер памяти князя А. Н. Хованского не был прорекламирован в прессе, зал был полон публики. Среди благодарных зрителей концерта были члены Западного Дворянского Собрания, Калининградского Пушкинского Общества, преподаватели калининградских вузов, которых судьба связала со светлой памяти Алексеем Николаевичем.


A.Hhovanskij

PAROLADO

    Invitite prelegi pri kritiko, oratoro kun malgranda pakajho sub la brako aperis antau plenplena auditorio. Salutante la cheestantojn, li forprenis la librojn kaj la akvujon de sur la tablo kaj restigis tie nur blankan tukon.
    Li silente shaltis intensluman lampon, ornamis la tablon per dekoj da perloj alportitaj en la pakajho kaj per pluraj dekduoj da floroj prenitaj en proksimaj kortoj.
    Tuj poste li eltiris el sako plurajn neesprimeble belajn porcelanajhojn, kiuj montris edifajn figurojn, kaj artisme envicigis ilin.
    Post tio li kushigis sur la tablo ekzempleron de Nova Testamento kun orumita kovrilo. Poste li kun chies miro metis etan lacerton en karafon.
    Nur tiam li ekparolis, demandante:
    - Kion vi vidas chi tie, miaj fratoj?
    Kaj la cheestantaro diversopinie respondis:
    - Beston!
    - Nauzan lacerton!
    - Larvon!
    - Malgrandan monstron!
    Kiam elcherpighis kelkaj momentoj de atendado, la oratoro deklaris:
    - Tia estas detruanta kritikemo, miaj fratoj! Vi ne vidis la silkan liliecan tablotukon, nek la florojn, nek la perlojn, nek la multekostajhojn, nek la Novan Testamenton, nek la brilegan lumon, kiun mi shaltis. Vi vidis nur la etan lacerton.
    Kaj ridetante li finis:
    - Mi havas nenion alian por diri.

* * *

Vi estas sana nun, sed morgau kovros tero
La korpon, kie jam ne batas kor'.
Denove tiam trovos vin libero
Kaj ree chenoj viaj falos for.

Sed ja ne urghas temp'. Kaj "morgau" eble venos
Post multaj jaroj, lau decid' de l' sort'.
Sed iam nepre, nepre vi divenos,
Ke ne ekzistas senindulga mort'.

Kaj ne alvoku vi la sorton kun angoro:
Atingos vin nur tiam la respond',
Dum kantos vi kun ghoja hela hhoro,
Sed ne kun ombroj de la peka mond'.