• На сайте http://yamme.ru доставка цветов Геленджик.

Э. ДРЕЗЕН : «Учение Ленина в практике движения за международный язык», Международный язык, 1933, №1, стр. 20-25.


Ленин не знал международного языка. С движением за международный язык он никогда не знакомился. Все внимание Ленина было сосредоточено на вопросах классовой борьбы, на тех методах и средствах, которые должны были быть использованы пролетариатом для успешного преодоления капиталистической эксплуатации, для успешного осуществления своих классовых задач. Эсперанто в то время не представляло из себя какого-либо значительного фактора в руках пролетариата.

Движение за международный язык зародилось в буржуазных кругах и буржуазными кругами руководилось. Это объясняет, почему Ленин ни в одной из своих работ не коснулся конкретно движения за международный язык и вопроса об эсперанто. Правда, отдельные мемуаристы пытаются приписать Ленину отрицательное отношение к эсперанто. По всей вероятности к буржуазному эсперанто-движению Ленин иначе и не мог относиться. Но отрицательное отношение к определенному движению, существующему под определенным классовым руководством отнюдь не означает отрицания возможности преобразования этого движения в орудие, используемое для пролетариата. Мы склонны подвергнуть сомнению воспоминания о Ленине, как о противнике международного языка не только в силу того, что в его трудах мы не находим ничего подтверждающего отрицательное его отношение к такому языку, но и в силу того, что в работах Ленина имеется достаточно мыслей и высказываний, которые оправдывают работу и борьбу пролетарских эсперантистов.

Действительно, основные упреки, выставляемые и до сих пор по адресу эсперантистов, сводятся к следующему:

1) «Наука» учит, что язык развивается стихийно; попытки эсперантистов революционно организовать язык, безнадежны и противоестественны.

2) Эсперантисты — мечтатели, идеалисты, оторванные от реальной жизни.

3) Эсперанто вообще фактически не существует; движение за эсперанто — реально несуществующая выдумка эсперантистов.

Рассмотрим эти возражения против эсперанто в свете высказываний Ленина.

1. Мы берем и читаем у Ленина в одной из его ранних работ «Что делать»: «Полбеды сделалось настоящей бедой... когда появились люди, которые недостаток готовы были возвести в добродетель, которые попытались даже теоретически обосновать свое раболепство и преклонение перед стихийностью» (том IV, стр.386).

Вряд ли эта цитата может позволить отнести В. И. Ленина к числу лиц, осуждающих сторонников эсперанто за то, что они пытаются вместо стихийного развития языка применить к нему известные методы организованного воздействия.

2. У Ленина в той же книге «Что делать» имеется рассуждение о мечте и о мечтателях. Говоря о том, о чем должен был мечтать в прежней царской России передовой боец за дело пролетариата, Ленин, чтобы оправдать «право на мечту», пользуется аргументацией Писарева: «Моя мечта может обгонять естественный ход событий, или же она может хватать совершенно в сторону, туда, куда никакой естественный ход событий никогда не может придти. В первом случае мечта не приносит никакого вреда. Она может даже поддерживать и усиливать энергию трудящегося человека... В подобных мечтах нет ничего такого, что извращало бы или парализовало бы рабочую силу. Даже совсем напротив... Разлад между мечтой и действительностью не приносит никакого вреда, если только мечтающая личность серьезно верит в свою мечту, внимательно вглядываясь в жизнь, сравнивает свои наблюдения с своими воздушными замками и вообще добросовестно работает над осуществлением своей фантазии. Когда есть какое-либо соприкосновение между мечтой и жизнью, тогда все обстоит благополучно». И к этому высказыванию Писарева Владимир Ильич добавляет уже от себя следующие знаменательные слова: «Вот такого-то рода мечтаний к несчастью слишком мало в нашем движении и виноваты в этом больше всего кичащиеся своей трезвенностью, своей «близостью» к «конкретному» представители легальной критики и нелегального «хвостизма» (том IV, стр. 492—49З).

Вряд ли такое отношение В. И. Ленина к «мечте», связанной с жизнью, может быть использовано против пролетарских эсперантистов, борющихся в рядах пролетариата, вполне жизненно использующих свой язык в целях организации межрабсвязи и вполне реально видящих каким образом и в какой мере их мечта переплетается с реальной жизнью, проникает в эту жизнь и постепенно, хотя и на маленьком участке, сама становится «жизнью».

3. Эсперанто — это уже не только мечта. В настоящее время в кое-чем это уже есть «реальная жизнь». Тем более странно слышать отрицание эсперанто, как явления несуществующего. Такого рода критикам, даже ссылающимся на Ленина, полезно вспомнить следующие слова из доклада В. И. Ленина о партийной программе на VIII съезде РКПБ: «Не признавать того, что есть, нельзя. Оно само заставит себя признать», (т. 24, стр. 138).

Ленин игнорировал движение за международный язык в буржуазном обществе. Пролетарского движения за международный язык в то время еще не существовало. Но против возможности появления такого движения, против того, что такое движение сможет иметь свой смысл в свое оправдание, против этого Ленин никогда не высказывался. Наше движение выросло и оформилось уже после смерти Ленина. И в настоящее время мы являемся свидетелями тому, как руководящая роль в общемировом эсперанто-движении все более и более уходит из рук буржуазии и переходит к пролетариату. В работах Ленина нет прямых указаний, как организовать, как направлять и использовать такое движение. И все же из сокровищницы работ Ленина, оставленной им в наследство мировому пролетариату, мы можем почерпнуть очень многое, что по существу относится и к пролетарскому эсперанто-движению. В этой сокровищнице мы найдем все главное, все нужное для определения путей нашей борьбы и нашей работы.

Мы используем международный язык в целях интернациональной связи, интернационального воспитания трудящихся.

Мы рассматриваем международный язык, как одно из средств, которое в известных условиях может явиться экономным способом установления подлинного равенства между народами при их общении между собой - без того, чтобы быть вынужденными изучать трудные иностранные языки. Ленин в критических заметках по национальному вопросу писал: «Национальная программа рабочей демократии — безусловно никаких привилегий ни одной нации, ни одному языку» (том XVII, стр. 135). Это высказывание Ленина служит для нас основанием полагать, что и при дальнейшем развитии движения за международный язык, его использование, его продолжающие развиваться и обогащаться формы смогут явиться дополнительным фактором, устраняющим навязывание гегемонии одного народа, одного языка — другим.

При пользовании к.-л. национальным языком в сношениях между разными нациями — принцип равенства всегда нарушается в пользу представителей той нации, чьим языком пользуются. Владеть в такой же мере «чужим» языком как и своим родным вещь возможная только в исключительных случаях. Сам В. И. Ленин, несмотря на пребывание в эмиграции свыше 10 лет, свободно ни на каком языке, кроме родного не говорил. (см. Бланк «А» Всероссийской переписки членов РПК(б) за 1922 г., составленный на В. И. Ленина Замоскворецким районным комитетом партии.).

Нет возможности оспаривать тот факт, что именно пролетарские эсперантисты, благодаря характеру своей деятельности в международном масштабе, благодаря связи, осуществляемой ими на своем языке с представителями разных стран и материков, представляют из себя хоть и небольшую, все же передовую группу, практически для себя преодолевшую существующие между представителями разных народов национальные и языковые разграничения. И с этой точки зрения те же пролетарские эсперантисты имеют право на поддержку своего класса, т.к. «никакое закрепление национализма пролетариат поддерживать не может, — напротив, он поддерживает все, помогающее стиранию национальных различий, падению национальных перегородок, все делающее связь между нациями теснее и теснее, все ведущее к слиянию наций. Поступать иначе, значит стать на сторону реакционного националистического мещанства». (том XVII, стр. 146). Но борьба за международный язык и за его использование, мечта о будущем общем языке человечества, не должны подменять собою текущую задачу борьбы за установление подлинного равенства между всеми народами и языками. Подлинные классово-сознательные пролетарские эсперантисты не могут не быть противниками теории Ланти о замене и вытеснении национальных языков языком эсперанто. В проекте программы РКП(б), составленной Лениным, имеется следующий пункт, касающийся области национальных отношений.

«В национальном вопросе политика завоевавшего государственную власть пролетариата, в отличие от буржуазного, демократически формального провозглашения равенства наций, неосуществимого при империализме, состоит в неуклонном фактическом проведении в жизнь сближения и слияния рабочих и крестьян всех наций в их революционной борьбе за свержение буржуазии. Осуществление этой цели требует полного освобождения колониальных и других находящихся в угнетенном или неполноправном положении наций с предоставлением и им свободы отделения. Как гарантия того, чтобы унаследованное от капитализма недоверие трудящихся масс разных наций и озлобление рабочих угнетенных наций против рабочих угнетательских наций было полностью рассеяно и сменилось сознательным и добровольным союзом со стороны рабочих тех наций, которые были при капитализме угнетателями, требуется особая осторожность в отношении к национальному чувству наций угнетенных (например, со стороны великоруссов, украинцев, поляков по отношению к евреям, со стороны татар — к

В книге «Детская болезнь левизны» по этому же вопросу Ленин пишет: «единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это — вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма (советская власть и диктатура пролетариата), которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально – государственным различиям» (т. XXV стр. 227*). Более уничтожающей оценки — «вненационалистические» теорийки г-на Ланти никогда и ни от кого не получали.

Решить больные вопросы национальной обособленности, проистекающие из самой сущности капиталистического строя возможно не в порядке каких то декретов, хотя бы и «революционных», а длительной целеустремленной работой с массами и в массах. Там же в книге «Детская болезнь» Ленин говорит что пролетарии «от своих собственных мелкобуржуазных предрассудков избавляются не сразу, не чудом, не по велению божьей матери, не по велению лозунга, резолюции, декрета, а лишь в долгой и трудной массовой борьбе с массовыми мелкобуржуазными влияниями» (т. XXV, стр. 247).

Путь к будущему языку коммунизма лежит через развитие национальных языков при социализме. Попытка вытеснить национальные языки внедрением эсперанто могла бы вызвать только культурное отставание наций, которые угнетались при капитализме. Попытка навязать эсперанто в настоящее время в качестве общего мирового языка в современных его, по преимуществу европейских, формах — означала бы насильственную ликвидацию культур и языков внеевропейских народов, означала бы утверждение эсперанто в качестве орудия европейской империалистической эксплуатации. Не таким образом, и не по такому пути пойдет слияние всех народов и всех языков в их высшее, и по содержанию и по форме, единство при коммунизме.

Диалектический путь развития и утверждения единого языка коммунизма через развитие национальных языков всех народов предопределяет медленное наше продвижение по этому пути. Борясь за использование международного языка, за его развитие, пролетарские эсперантисты не должны строить иллюзий, что вопрос общего мирового языка будет разрешен скоро. «Национальные, государственные различия между народами и странами будут держаться еще очень и очень долго, даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе» — говорит Ленин в книге «Детская болезнь левизны в коммунизме» (том ХХV, стр. 227*).

Таким образом роль международного языка, при существовании этих национальных отличий будет долгое время ограничена рамками условного вспомогательного языка при международном общении для лиц, владеющих этим языком. Таким образом на долгое время предполагается параллельное существование двух систем: языков национальных и языка международного, вспомогательного.

Иногда сомневаются в целесообразности и вообще в возможности подобного параллельного существования двух разных систем. Ленин, великий диалектик, признавал возможность такого параллельного существования двух систем даже в такой специфической области, как в области построения государственной власти. В статье «Удержат ли большевики государственную власть», написанной в сентябре 1917 года, т. е. до Октябрьской революции он писал: «Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя» (том XXI, стр. 258—259).

Советы, по определению Ленина, в то время являлись зародышем новой государственной власти, существовавшим параллельно с властью Временного правительства, и без этого, одновременно с Временным правительством существовавшего нового зародыша власти пролетариат нового аппарата сразу не мог бы создать. Это новое, существующее параллельно со старым, было в первое время отнюдь не безукоризненным и не совершенным.

Первые советы были во власти меньшевиков и эсеров и все же здоровая форма их организации оказалась тем, что смогло взять на себя функции оформлявшейся диктатуры пролетариата.

Во всяком случае параллельное и одновременное существование старого и нового бывает, как мы видим иногда, явлением полезным и нужным, исторически необходимым и оправданным.

Чтобы получить право на существование, чтобы увязать свою «мечту» с жизнью, для этого нужно работать, нужно развиваться и быть в действии. Говоря о советах, как о зародыше власти, Ленин замечает, что «слишком долго быть зародышем нельзя» (т. ХХI, стр. 258).

Как бороться, как работать для того, чтобы оправдать свое существование, это пролетарские эсперантисты знают достаточно хорошо. Для них эсперанто - не самоцель. Для них эсперанто — одно из орудий для помощи пролетариату в его исторической борьбе. Никакой самостоятельной, независимой от общей экономики и общей классовой борьбы проблемы, проблема эсперанто для них не представляет и представлять не может. Классовая борьба - это основа. Борьба на экономическом фронте, так же, как и борьба на фронте национальном, предопределяется в первую очередь требованиями политической классовой борьбы. Обоснованию этой истины посвящена вся серия статей В. И. Ленина по национальному вопросу и о праве наций на самоопределение (том XVII). Знать эти статьи, руководствоваться этими установками обязан каждый пролетарский эсперантист.

Чтобы двинуться вперед, чтобы иметь успех в своей борьбе, для этого каждая организация должна быть насыщена определенной целеустремленностью и соответствующей суровой дисциплиной. Победы большевиков объясняются в первую очередь целеустремленной дисциплинированностью в рядах большевистской партии. На вопрос, чем держится дисциплина революционной партии, чем она проверяется, Ленин в книге «Детская болезнь левизны в коммунизме» отвечает: «Во-первых, сознательностью пролетарского, авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием, героизмом. Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите, слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую очередь пролетарской, но также и не с пролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики при условии, чтобы самая широкая масса, собственным опытом, убедилась в этой правильности. Без этих условий дисциплина в революционной партии, действительная способность быть партией передового класса, имеющего свергнуть буржуазию и преобразовать все общество, неосуществима. Без этих условий попытки создать дисциплину неминуемо превращаются в пустышку, в фразу, в кривляние. А эти условия, с другой стороны, не могут возникнуть сразу. Они вырабатываются лишь долгим трудом, тяжелым опытом; их выработка облегчается правильной революционной теорией, которая в свою очередь не является догмой, а окончательно складывается лишь в тесной связи с практикой действительно массового и действительно революционного движения», (том XXV, стр. 174).

Пролетарские эсперантисты, конечно, не могут претендовать на какое-либо сравнение своей организации с массовой революционной партией пролетариата, но учиться у этой партии, усваивать ее организационные методы, брать у нее пример, как надо связываться с массами, как надо «быть с массами» и как надо учиться у масс, — это пролетарские эсперантисты могут и должны делать. В вышеприведенной цитате Ленин не только показал, чем объясняется успех большевистской партии, но и дал программу действий, перевоспитания, большевизирования любой организации пролетариата. Этот урок Ленина должен быть освоен пролетарскими эсперантистами полностью и полностью ими применен на практике!

Можно было бы усомниться, найдется ли в высказываниях Ленина что-либо, что могло бы быть использовано пролетарскими эсперантистами — не в области практической деятельности, в области революционного применения и использования эсперанто, а в области развития и обогащения языка. Оказывается, что и по этому вопросу мы можем найти у Ленина ценнейшие указания. После Ленина осталась рукописная заметка об очистке русского языка, озаглавленная: «Размышления на досуге, т. е. при слушании речей на собраниях».

«Русский язык мы портим. Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно. К чему говорить «дефекты», когда можно сказать недочеты или недостатки или пробелы?

Конечно, когда человек, недавно научившийся читать вообще, и особенно читать газеты, принимается усердно читать их, он невольно усваивает газетные обороты речи. Именно газетный язык у нас однако тоже начинает портиться. Если недавно научившемуся читать простительно употреблять, как новинку, иностранные слова, то литераторам простить этого нельзя. Не пора ли нам объявить войну употреблению иностранных слов без надобности?

Сознаюсь, что если меня употребление иностранных слои без надобности озлобляет (ибо это затрудняет наше влияние на массу), то такая ошибка пишущего в газетах совсем уже может вывести из себя. Например, употребляют слово «будировать» в смысле возбуждать, тормошить. Но французское слово bouder (буде) значит сердиться, дуться. Поэтому будировать значит на самом дeле «сердиться», «дуться». Перенимать французско-нижегородское словоупотребление — значит перенимать худшее от худших представителей русского помещичьего класса, который по-французски учился, но, во-первых, недоучился, а, во-вторых, коверкал русский язык.

Не пора ли объявить войну коверканию русского языка?» (том XXIV, стр. 662). Также и пролетарским эсперантистам следует помнить, что основное заключается в том, чтобы не употреблять новые слова без надобности, не затруднять понимания языка широким массам. Пролетарским эсперантистам тоже пора повести решительную борьбу «с французско-нижегородским» словоупотреблением, коверканием своего языка.

Несколько времени тому назад нам уже пришлось указать, что Ленин признавал случаи наполнения даже самых «бессмысленных уродливых слов» и названий новым социальным содержанием (в книге «Государство и революция» — при разборе названия «большевик», ХХI т., стр. 425). Ленин при этом требовал, чтобы «научно неточное название не было скрыто и не мешало развитию в верном направлении».

Таким образом с одной стороны возможная чистота и простота речи, возможная научная точность определений, и с другой стороны, совершенно точно определенный смысл стихийно возникших ненаучных и неточных по форме, слов, это то, что должны почерпнуть пролетарские эсперантисты в своей борьбе за дальнейшее развитие языка из учения Ленина.

И наконец пролетарские эсперантисты должны не только бороться за использование своего языка, за его распространение и развитие, — они должны строить революционную теорию его развития. Они должны освоить положение, что теория — это «руководство к действию», что без революционной теории не может быть подлинно революционной практики. Обоснование такой роли теории имеется у Ленина в его работе «Что делать» (том IV) и «Материализм и эмпириокритицизм» (т. XIII). Знать эти работы, уметь ими пользоваться — нужно каждому пролетарскому эсперантисту. Организация пролетарских эсперантистов должна явиться подспорным отрядом партии пролетариата на своем особом, хоть и незначительном, участке борьбы. На этой организации лежит обязанность проводить политику партии на своем участке и драться за осуществление. Успешно разрешить эту задачу организация пролетарских эсперантистов сможет только тогда, когда она полностью усвоит учение марксизма-ленинизма, когда она сумеет полностью применить это учение во всех своих повседневных д
Вот то основное, что должны почерпнуть пролетарские эсперантисты из учения В. И. Ленина для своей специфической области.

Э. Дрезен

Все ссылки на цитаты даются по второму и третьему изданию сочинений В. И. Ленина.