качественно и недорого ремонт квартиры

свежеобжаренный кофе кофе оптом

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРЛИНГВИСТИКИ


Е. А. Бокарев

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА О МЕЖДУНАРОДНОМ ВСПОМОГАТЕЛЬНОМ ЯЗЫКЕ (факты об эсперанто)*

Я не был инициатором постановки доклада, но поручение выполняю с большим удовольствием. Обзорных работ по этому вопросу за последнее время не было. Поэтому мне представляется действительно нужным информировать секцию о фактическом положении вещей. Вторая моя задача - в какой-то мере заинтересовать языковедов этими проблемами.

Каждому ученому, в том числе и языковеду, приходится знакомиться с литературой на самых различных языках. Если сто лет назад было достаточно знать несколько языков, чтобы быть в курсе всей литературы, которая появляется на земном шаре, то теперь число этих языков необозримо. Многие языки, которые в прошлом не были литературными, приобрели большое культурное значение. При таком положении вещей человеческая мысль не может не поставить перед собой задачу: а нельзя ли ввести какую-то организующую линию, чтобы облегчить создавшееся положение? Может быть, один из существующих языков должен стать общим языком международных отношений? Можно найти немало работ, в которых ставился вопрос о международном характере французского языка, но это больше относится к прошлому. В лингвистических работах 40-х годов весьма часто говорилось об особой культурной миссии английского языка. Сенатор Оуэн получал от американского правительства большие субсидии на пропаганду английского языка как международного. В Англии при кабинете министров много лет существовало особое бюро, имевшее своей задачей пропаганду английского языка как международного. Черчилль делал на эту тему специальный доклад.

За последнее время в странах Западной Европы пропагандируется теория билингвизма. Одним из настойчивых поборников ее среди языковедов был А. Доза. В 1948 г. министры просвещения стран атлантического лагеря приняли (правда, не без борьбы) постановление о том, что основным языком, который рекомендуется изучать во всех школах мира, является английский, а затем - французский. Каждый год созываются международные конференции по вопросам билингвизма. Однако французские партнеры билингвистического блока жалуются на то, что англичане полностью вытеснили французский язык и что фактически нельзя говорить ни о каком билингвизме.

Я думаю, нет нужды доказывать, что такого рода предложения практически неосуществимы. Империалистическая сущность их очевидна.

Можно остановиться на попытке возрождения латинского языка, который некогда был международным языком науки. Видный немецкий классик Г. Дильс уделял много внимания пропаганде этой идеи. За последнее время на эту тему писал американский языковед Р. Кент. Однако задача осовременения латыни оказалась чрезвычайно трудной. Попытки создания новых слов для обозначения таких понятий, как «Совинформбюро», «Коминтерн», «классовая борьба» и т. п., приводят лишь к коллекции лингвистических курьезов. Были попытки радикальной реформы латинского языка с целью сделать его легким средством международного общения. Среди них наиболее известна система итальянского математика Дж. Пеано. Но после второй мировой войны следы такой деятельности незаметны.

Перейду теперь к попыткам разрешения этой проблемы посредством создания искусственного языка. Я не имею возможности углубиться в историю вопроса, хотя она очень интересна и поучительна. За последние триста лет появилось свыше 500 проектов такого языка. Конечно, большинство из них осталось на бумаге и не привлекло особого внимания. Только эсперанто получил широкое распространение и применение в разных сферах деятельности.

Почему эсперанто, а не другой язык? Тут много причин. Основная - та, что эсперанто был первым удачным опытом языка нового типа (созданным на основе словарного состава уже существующих языков). Это заставило присоединиться к нему довольно многих сторонников идеи международного языка. Получив некоторое распространение, он стал реальным орудием общения, стал приносить пользу тем, кто им владеет. Проекты, возникавшие после эсперанто, хотя некоторые из них были очень неплохими и в отдельных отношениях лучшими, чем эсперанто, уже не смогли собрать большого числа сторонников. Очень поучительный пример - идо. Ведь идо возник в результате деятельности специального международного комитета ученых, в котором вице-председателями были О. Есперсен и И. А. Бодуэи де Куртенэ. Комитет пришел к выводу, что следует принять эсперанто, внеся в него некоторые изменения. Это и было началом идо-движения. Примерно одна десятая всех эсперантистов примкнула к проекту идо. Имея значительные кадры пропагандистов, учителей, большое число журналов, представители идо-движения начали очень серьезную работу по его распространению. Это было пятьдесят лет тому назад. И что же получилось в результате всей этой деятельности? Сейчас на всем земном шаре найдется едва ли более ста идистов.

Немало интересных проектов было и позднее, но ни один из них не смог противопоставить свое движение эсперантскому, потому что отдельные хорошие черты не в состоянии были компенсировать ликвидацию эсперанто и создание совершенно нового движения. Эсперантисты применяли свой язык и распространяли его, в то время как все другие проекты оставались в сфере чисто теоретических рассуждений.

Первый учебник эсперанто был опубликован в 1887 г.* Автор его - Л. Заменгоф - изложил причины, побудившие его выступить с проектом искусственного языка, и те принципы, на которых строится этот язык. Заменгоф подчеркнул, что речь идет не о замене всех языков одним языком, а о международном вспомогательном языке, который, став вторым языком для каждого (наряду с родным), будет служить общению и взаимопониманию народов. Первые годы эсперанто распространялся медленно. Мешало скептическое, а иногда и прямо враждебное отношение к нему, а также внутренние распри среди эсперантистов, которые по-разному видели пути развития языка, методы его пропаганды и т. п. Большой удар эсперантскому движению нанесла первая мировая война, но после ее окончания движение возродилось. Фашизация многих стран Европы, а затем и вторая мировая война, казалось, почти убили эсперанто. Но мы видим, что язык снова распространяется и находит все большее применение. На эсперанто уже существует значительная литература, в том числе и оригинальная. Если язык действительно существует, неизбежно на нем должна появиться поэзия и художественная проза. Эсперанто не явился исключением.

Применение эсперанто в художественной литературе многим кажется спорным. Не стоит ли ограничить международный язык чисто практическими потребностями (общение, научная информация и т. д.)? Такой точки зрения придерживались, в частности, К. Бругман, К. Фосслер. Под вопрос ставилась возможность эстетического впечатления от эсперанто. Эти рассуждения кажутся мне нелогичными. Резкой грани между различными областями языка - областью изящного и областью обыденного в жизни - провести нельзя. Между ними столько объединяющих линий, что трудно не смешать одну с другой. Если эсперанто - очень хорошее средство передачи мыслей, то он невольно становится и средством передачи чувств, эстетических переживаний. Я не очень увлекаюсь художественной литературой, поэзией, но не могу отказать в праве эсперантисту, хорошо владеющему языком, передавать свои чувства на эсперанто, и думаю, что переводы беллетристических произведений на эсперанто вполне могут иметь художественную ценность. Какие основания, переводя на эсперанто, скажем, философские произведения Льва Толстого, не переводить его художественных произведений? Ведь стиль философских сочинений Толстого часто не менее сложен, чем стиль его рассказов. Водораздел идет не между художественным и нехудожественным, а между трудным для перевода и легким.

Здесь представлена небольшая выставка эсперантской литературы. Начну с художественной. Вот, например, очень хорошая антология каталонской литературы. Многое из того, что здесь дано, на русский язык еще не переводилось. Хороши чехословацкая, шведская и ряд других антологий. Очень интересна книга «Вечный букет» («Eterna bukedo») - собрание поэтических произведений различных времен и народов в переводе на эсперанто. Переводы, выполненные венгерским поэтом-эсперантистом К. Калочаем, очень высоки по качеству. Вот переводы произведений Лу Синя, Вазова, Мериме, Бределя, Мицкевича.

Из политической литературы укажу на сборник, изданный в Болгарии - письма партизан, погибших в борьбе с фашизмом; Конституции Советского Союза, Болгарии, Чехословакии. Очень интересна японская библиотечка, направленная против войны и атомной бомбы.

Многие книги посвящены теории, пропаганде и преподаванию языка. Любопытны издания Американской Ассоциации международного языка (IALA). Эта ассоциация положила начало серьезному изучению вопроса и вовлекла в него большой круг языковедов.

Первоначально лингвистическим отделом Ассоциации руководил Э. Сепир, после него - О. Есперсен и, наконец, А. Мартине. В работе Ассоциации принимали участие такие языковеды, как А. Дебруннер, А. Соммерфельт, Ж. Вандриес, Н. Ван-Вейк, О. Функе, С. Карцевский и ряд других.

Имеются издания, посвященные непосредственному практическому применению языка: путеводителя, проспекты, рекламы. Представлена здесь и научная литература: «История искусства», книги по физике, математике, биологии, брошюра о советской атомной электростанции, вышедшая в Чехословакии. Сейчас на эсперанто издается около 100 журналов: литературных, научных и др. Движение эсперантистов - сторонников мира издает свой журнал «Расо» («Мир»), выходящий в разных странах по одному номеру; вышли номера исландский, французский, японский и т. д.

Предвижу вопрос: сколько в настоящее время эсперантистов? На него ответить трудно. Людей, владеющих эсперанто, уже трудно подсчитать. Ведь эсперантист - это не обязательно член какой-то организации. Есть клубы, которые не входят ни в какие ассоциации, есть эсперантисты, не являющиеся членами эсперантских клубов и кружков; не все национальные организации входят в международные ассоциации.

Я изложил факты. Как мы, языковеды, должны к ним относиться? Есть сторонники эсперанто, есть противники, есть скептики, а есть люди, которые вообще не интересуются этим вопросом.

Можно, конечно, по-разному подходить к эсперанто. Но языковед не может не проявлять к нему никакого интереса.

Вопрос о международном языке поднимает перед языковедом целый ряд больших теоретических вопросов. Как бы ни относиться к эсперанто, он представляет огромный теоретический интерес, как массовый лингвистический эксперимент, проводимый на протяжении большого отрезка времени. Здесь многое должно заинтересовать каждого языковеда: проблема произносительного стандарта, словообразование, проблема синонимов, проблема порядка слов - по всем этим проблемам эсперанто дает ценнейший экспериментальный материал.

Языковеды обычно изучают проблему функционирования родного языка, тогда как многоязычие и использование разных языков недостаточно исследовалось в собственно лингвистическом плане. Те аспекты изучения этой проблемы, с которыми мы сталкиваемся в психологической или практически-педагогической литературе, не должны заслонить проблему функционирования нескольких языков в роли средства общения.

Многие языковеды выступали против эсперанто по самым разным причинам. Из этих выступлений наибольший интерес представляют работы К. Бругмана и А. Лескина*, хорошо осведомленных в литературе вопроса. Но в большинстве случаев авторы, писавшие на эту тему, были плохо с ней знакомы. А. Доза почти в каждой своей книге высказывался против эсперанто, но никогда и нигде не дал развернутой и продуманной своей концепции.

Следует отметить три содержательных дискуссии. Первая - полемика между сторонником искусственного языка Г. Шухардтом и его противником - Г. Мейером в 90-х годах прошлого века. Это было только началом научного исследования вопроса, но многое из того, что было сказано тогда, не утратило своего значения до сих пор. Вторая дискуссия разгорелась между И. А. Бодуэном де Куртенэ - сторонником эсперанто, и Бругманом и Лескиным. Характерно, что точка зрения Бругмана сильно изменилась в процессе дискуссии. В последнем выступлении он сказал: «Конечно, отрицать эсперанто нельзя, пользу принести он может, но разве эсперанто в состоянии так передать художественную литературу, как это делают естественные языки?» Иначе говоря, он высказался за ограниченное использование эсперанто, но не против его использования вообще. Наконец, очень интересная дискуссия имела место на II Международном лингвистическом конгрессе (Женева, 1931)*. Докладчиком по вопросу о международном языке был О, Есперсен, председательствовал А. Мейе. Большое число языковедов высказало свое отношение к вопросу. Из советских языковедов письменно высказал свое положительное мнение А. М. Пешковский*.

Прежде всего вызывает споры сама постановка вопроса: может ли вообще быть создан искусственный язык? Мейе отвечает: «Спор по этому вопросу беспредметен, потому что эсперанто уже существует»*. И в самом деле, теоретические споры беспредметны, так как самый факт существования и использования эсперанто снимает этот вопрос.

Легче всего проверить возможность использования эсперанто в международном общении, исходя из опыта, фактов. С 1905 г., когда был созван первый Международный конгресс эсперантистов, подобных случаев становится так много, что их уже нет возможности фиксировать.

Как можно осмыслить приведенные факты, ввести их в наше лингвистическое мировоззрение? Следует начать с мнения Г. Шухардта, который говорил, что язык не является чем-то независимым от человека, а представляет продукт его деятельности, часто сознательной и преднамеренной*.

И в самом деле, язык - явление культурно-историческое. Язык возникает тогда, когда появляются определенные предпосылки для этого, и создается он уже из существующих элементов. Различие между так называемыми естественными и искусственными языками состоит лишь в том, что степень сознательного воздействия на развитие языка не одинакова. И если бесписьменный язык в наименьшей степени допускает возможность сознательного регулирования, то в литературном языке доля «искусственного» увеличивается. А. И. Томсон всякий литературный язык рассматривает как искусственный*. Но, конечно, искусственность литературных языков лишь относительна и возможность их нормирования ограничена. Искусственный вспомогательный язык, ни для кого не являясь родным языком, допускает гораздо более высокую степень сознательного регулирования*.

Напомню также статью Пешковского «Объективная и нормативная точка зрения на язык». Пешковский считает отличительной особенностью литературного языка то, что это язык социально нормируемый. «Умение говорить - это то смазочное масло, которое необходимо для всякой культурно-государственной машины, и без которого она просто остановилась бы. Если для общения людей вообще необходим язык, то для культурного общения необходим как бы язык в квадрате, язык культивируемый как особое искусство, язык нормируемый»*.

Мне задают вопрос: «Неужели вы верите в большие перспективы эсперанто в будущем?» На это я отвечаю так: Мне трудно судить о том, что будет с языком эсперанто через 50, 100, 200 лет. Мы вообще с трудом можем конкретно представить пути дальнейшего развития языков.

Лет пятьдесят тому назад, например, международная роль русского языка была очень невелика; сейчас это один из влиятельнейших международных языков, пользующийся широким распространением во всем мире. Полвека назад многие языки, на которых теперь преподают в университетах, печатают научные сочинения, были еще бесписьменными.

Могу напомнить одно интересное место из статьи «Всемирный язык» в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, написанной С. К. Буличем. Булич вначале относился критически к теории искусственного международного языка. Но это не помешало ему закончить статью так: «как бы то ни было, постоянное появление проектов всеобщего языка не только указывает на известные потребности, но и служит, быть может, симптомом каких-то нам еще неясных эволюции общества»*. Здесь очень метко схвачено то, что появление такого рода проектов общественно обусловлено.

Делает ли эсперанто ненужным изучение иностранных языков? Конечно, не делает. Это была бы смешная, детская постановка вопроса. Филолог, литературовед никогда не будет освобожден от необходимости изучать языки для глубокого проникновения в культуру и литературу того или другого народа.

Следует ли вводить эсперанто в школы или нет? Пока эсперанто сравнительно слабо распространен, заменить им преподавание иностранных языков нельзя. Но проблема введения эсперанто в школе не кажется мне вообще снятой. Во-первых, при широком распространении эсперанто знание его школьниками приобретет и практический интерес. Во-вторых, эсперанто ценен как подготовительная стадия для лучшего освоения иностранных языков. Об этом в свое время писал Бодуэн де Куртенэ. Я мог бы сослаться на исследование американского психолога и педагога Торндайка, который проводил длительные и массовые опыты преподавания эсперанто в школе. На протяжении нескольких лет эсперанто изучался в ряде школ с разной длительностью и на разных ступенях обучения - до обучения французскому, после французского. Торндайк пришел к выводу о большом педагогическом значении эсперанто, причем в разных условиях он оценивал легкость изучения эсперанто по сравнению с другими языками в пределах от 5 до 15 раз.

Необходимо особо подчеркнуть, что никогда ни у кого из эсперантистов не было ни малейшего намерения сделать эсперанто единым языком человечества. Когда меня спрашивают о перспективах развития эсперанто, я говорю о его перспективах в роли вспомогательного международного языка. Он, несомненно, на протяжении длительного периода времени будет выполнять эту свою задачу и, очевидно, в гораздо больших размерах, чем до сих пор.


* Доклад , прочитанный на заседании секции общего и сравнительно-исторического языкознания Ученого совета Института языкознания АН СССР 24 января 1956 г. В публикации использованы также ответы на вопросы и заключительное слово докладчика; добавлены библиографические ссылки. Текст подготовлен к печати М. И. Исаевым и Л. Е. Бокаревой-Лопатиной.

* Д-р Эсперанто. Международный язык. Предисловие и полный учебник для русских. Варшава, 1887.

* См.: К. Brugmann und A. Leskien. Zur Kritik der kiinstlichen Weltsprachen. Strassburg, 1907.

* См.: «Actes du Deuxieme Congres international des linguistes»; Paris, 1933.

* Там же, стр. 74, 75.

* Там же, стр. 102.

* См.: Н. Schuchardt. Auf Anlass des Volapiiks. Berlin, 1888.

* А. И. Томсон. Общее языковедение. Одесса, 1910.

* См. также: Е. А. Бокарев. Стихийное и сознательное в языке. «Русская речь», 1967, № 2 (прим. ред.).

* А. М. Пешковский. Сборник статей. Л., 1925, стр. 118.

* «Энциклопедический словарь», т. 13. Изд. Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб., 1892.