Подати объявление яндекс директ Генерация объявлений, управление ставками в Директе! Разместить объявление в яндекс директ. Выгодно.

Купить адаптер yatour в официальном магазине-drive

М. И. Исаев

ПРОБЛЕМА ИСКУССТВЕННОГО ЯЗЫКА МЕЖДУНАРОДНОГО ОБЩЕНИЯ

Многочисленные и разнообразные вопросы искусственного языка международного общения изучаются сравнительно новой наукой интерлингвистикой.

Предмет интерлингвистики как самостоятельной научной дисциплины и объем самого предмета остаются до сих пор окончательно не определенными. Одни ученые склонны понимать данную отрасль языкознания довольно узко, сводя ее в основном к вопросам искусственных языков. Другие рассматривают объект интерлингвистики значительно шире. Они включают сюда исследование процессов взаимодействия национальных языков в современную эпоху и дальнейшее развитие марксистско-ленинского учения о языке в коммунистическом обществе. Разумеется, охватываются также вопросы искусственных языков.

Интерлингвистика, как составная часть, социолингвистики, находится на стыке языкознания, социологии и философии. Коренные интерлингвистические вопросы невозможно понять правильно, рассматривая их вне связи с развитием общества в целом.

В научной литературе вопросы искусственного языка международного общения очень часто переплетаются с проблемой всеобщего языка. Некоторые авторы не проводят четкой грани между этими двумя понятиями.

Так, например Э. П. Свадост считал, что всеобщим может стать только искусственный язык, каковой необходимо разрабатывать уже в нашу эпоху. Этот тезис вызвал резкое возражение Е. А. Бокарева, который в принципе допускал, что вспомогательный язык может перерасти в основной язык грядущего бесклассового человечества. «Однако, - подчеркивал Е. А. Бокарев, - процесс образования единого человеческого языка - дело еще очень отдаленного будущего, и мы не в состоянии представить его во всей конкретности. В настоящее время можно поэтому ставить вопрос лишь о вспомогательном языке международного общения, не предрешая вопроса о его дальнейшей и конечной судьбе»*.

Данное положение Е. А. Бокарева можно считать основополагающим для советских социолингвистов.

Судьба языков как в прошлом, настоящем, так и в будущем всецело зависит от судеб их носителей. Поэтому перспективные нути языкового развития можно понять лишь на фоне общественного развития наций и народностей. Говоря о будущем, прежде всего следует четко разграничивать два его аспекта - далекое будущее и время, непосредственно прилегающее к нашей эпохе.

Невозможно установить конкретные сроки вступления человечества в зрелое всемирное коммунистическое общество. Точно так же сейчас нельзя определить конкретные пути развития национальных отношений в далеком коммунистическом будущем.

Марксисты научно предвидят и считают принципиально важным показать, что стадия полного единства в развитии человечества обязательно наступит. Говоря о далекой перспективе, В. И. Ленин указывал: «Целью социализма является не только уничтожение раздробленности человечества на мелкие государства и всякой обособленности наций, не только сближение наций, но и слияние их»*. Это, разумеется, не означает бесследное растворение одних наций в других. Образовавшееся общечеловеческое единство, несомненно, впитает в себя все непреходящие ценности, выработанные всеми нациями. Таким образом, многокрасочность культуры не исчезает, а еще больше растет.

В связи с оживлением за последние годы теоретических исследований проблема всеобщего языка привлекает к себе все большее внимание ученых. В этой связи акад. Б. Г. Гафуров пишет на страницах журнала «Коммунист»: «В связи с переходом от социализма к коммунизму нас не может не интересовать вопрос о дальнейшем сближении социалистических наций в СССР, а также проблема будущего слияния наций и образования единого языка»*. В этом же плане писал известный советский философ М. Д. Каммари о проблеме всеобщего языка, вопрос о создании которого выдвигается «всем ходом развития мировой системы социализма, и он несомненно будет решен на основе последовательного применения принципов пролетарского интернационализма»*.

Мнения ученых, касающиеся вопросов будущего единого языка, в основном сводятся к двум взаимоисключающим тезисам: одни утверждают, что будущим общим языком человечества станет один из национальных языков, другие полагают, что таким языком может стать лишь искусственный язык, наделенный лучшими чертами национальных языков. Сторонники обеих концепций по-своему аргументируют свои положения.

Критикуя некоторые проекты искусственных языков, А. А. Реформатский пишет: «Подлинный международный язык может образоваться лишь исторически на базе реальных национальных языков, что связано с победой социализма во всем мире и развитием нового типа наций»*.

Этого мнения придерживается и К. X. Ханазаров, который считает, что «единый мировой язык человечества образуется, по всей вероятности, на базе одного из наиболее распространенных, развитых межнациональных (а затем - зональных) языков человечества»*.

Другая группа ученых полагает, что будущим языком человечества может быть искусственно созданный язык, обогащенный за счет национальных и межнациональных языков. «Не исключено,- пишет В. Г. Костомаров,- что когда-нибудь люди создадут весьма совершенный искусственный язык и откажутся от сослуживших свою службу естественных языков»*. Некоторое предпочтение искусственному языку отдает чл.-корр. АН СССР М. П. Ким: «Проблема единой формы будущей коммунистической культуры - это в конечном итоге проблема единого для всех языка... Не станет ли им какой-нибудь из современных национальных языков?

Дать определенный ответ на этот вопрос сейчас невозможно. Вернее всего... человечество... выработает новый язык, который вберет в себя самые совершенные качества современных национальных языков...»*. Убежденным сторонником искусственного характера будущего всеобщего языка является Э. П. Свадост. По его мнению, именно искусственный, а не естественный язык может стать всеобщим.*

В некоторых высказываниях ученых допускается возможность решения вопроса всеобщего языка как в пользу естественного языка, так и искусственного. С. Т. Калтахчян, подчеркивая, что интенсификация международных экономических, политических и культурных связей уже сейчас вызвала к жизни ряд мировых и межнациональных языков, заявляет: «Дальнейшая интернационализация жизни выработает со временем общемировой язык»*. Автор справедливо сомневается в том, что в условиях интенсивнейшего развития науки, техники и культуры народные массы позволят себе такую роскошь, как трата большого количества времени на изучение различных языков, при наличии мирового языка, аккумулировавшего в себе достоинства различных национальных языков и обладающего самой высокой степенью информативности.* Наряду с возможностью создания искусственного международного языка, вобравшего все достоинства существующих языков, С. Т. Калтахчян допускает также возможность выделения «демократическим путем от одного до трех-четырых из высокоразвитых языков, которые к тому времени уже будут фактически выполнять функции межнационального языка»*.

К такому же в принципе выводу приходят Ю. Д. Дешериев и И. Ф. Протченко. Они пишут: «Будущий общий язык - независимо от того, станет ли им новый искусственный язык, созданный путем научного синтеза всех достижений языковой жизни человечества, или язык, созданный путем коренного усовершенствования одного или двух-трех современных языков,- должен быть максимально усовершенствованным во всех отношениях: в области фонетики, лексики, морфологии, синтаксиса, стилистики, музыкальности и т. д.».* После анализа исторического и социологического материала к аналогичным обобщениям пришли П. М. Рогачев и М. А. Свердлин.*

Мнения ученых расходятся относительно того, следует или нет уже теперь разрабатывать в научном плане теоретические вопросы будущего всеобщего языка. Одни считают, что о них «надо думать, писать, говорить, спорить уже сегодня», что «язык будущего есть проблема настоящего: в будущем (быть может, не столь отдаленном, как это кажется) всеобщий язык перестанет быть проблемой - станет живой реальностью как второй язык всех народов мира. Именно в наши дни проблема всемирного языка может и должна стать объектом плановой научной разработки».*

Мнение других, пожалуй, наиболее полно сформулировал чл.-корр. АН СССР В. А. Аврорин, который замечает, что у нас нет никаких объективных данных, чтобы судить о том, в каких формах будет протекать процесс образования единого языка: будет ли это чем-то вроде спортивных соревнований по олимпийской системе с конечной победой одного из языков, будет ли это постепенное смешение всех или хотя бы нескольких из существующих языков на основе полного равноправия или, наконец, это будет искусственно созданный язык с логически безукоризненной структурой. «Решение этих вопросов - продолжает ученый - и даже составление прогнозов в этом отношении - дело отдаленного будущего».*

Разумеется, нельзя запретить заниматься проблемами отдаленного будущего человечества. Самое главное - это выяснение принципиальной линии, магистрального пути, а конкретизация деталей - это, так сказать, дальнее прогнозирование. Что касается «ближнего прогнозирования», изучения будущего, непосредственно прилегающего к нашему времени, то его изучение является особенно актуальной задачей. Как правильное понимание сущности отдаленных эпох помогает раскрыть глубже содержание завтрашнего дня, так и наоборот, знание ближайших перспектив способствует более достоверному уяснению коренных вопросов отдаленного от нас будущего, а также нашему Сегодня. При этом следует учитывать, что социальное освобождение народов является необходимой предпосылкой возрождения и расцвета национальных культур и языков. Это прекрасно иллюстрирует развитие национальных отношений в нашей стране.

Развитие советских социалистических наций обусловлено двумя взаимосвязанными характерными чертами - расцветом их самобытной культуры и сближением этих культур. Расцвет и сближение - вот две стороны одного и того же сложного движения вперед, тесно взаимодействующие друг с другом. Диалектика проявления этих двух тенденций заключается в их неразрывной связи и взаимозависимости. Расцвет предопределяет сближение, а сближение ведет к расцвету.

Развитие национальных отношений в СССР ведет.ко все большему укреплению новой исторической общности - многонационального советского народа. Эта общность не подменяет собой наций, а состоит из них, проявляется в них.

В процессе укрепления наций с ними сольются малые народности, национальные и этнографические группы, сохранив, однако, еще долгое время некоторые свои особенности.

Параллельно с расцветом национальных культурных языков все большее распространение получает у многочисленных народов Советского Союза язык межнационального общения. С расширением межнациональных контактов, с дальнейшим сближением наций, несомненно, будет увеличиваться также роль межнационального языка, который усилит свое взаимодействие с национальными языками.

Таким образом, одной из характерных черт ближайшего будущего в языковом развитии народов СССР можно считать все углубляющееся и укрепляющееся двуязычие, которое вытекает из самой сути развития национальных отношений.

Указанные научные проблемы национально-языкового развития в ближайшем будущем, несомненно, требуют глубокой разработки. От степени их изученности во многом зависит практика культурного строительства. Не секрет, что недостаточная разработанность тех или иных вопросов иногда приводит к некоторым недочетам в практической деятельности (например, в народном образовании, издательском деле и др.).

В более широком плане следует изучать перспективные процессы языкового развития в мировом масштабе, наиболее характерной чертой которого является развитие национальных языков и выделение их из среды нескольких мировых языков.

Проблемы языков международного общения до сих пор не привлекают еще к себе достаточного внимания. Перед советскими социолингвистами стоит задача глубокого исследования закономерностей расширения функций русского языка как одного из мировых языков современности и перспективы их изменения в будущем.

В связи с развитием крупных наций на мировые просторы выходят также их языки. Таким образом, перспектива увеличения числа «мировых языков» в будущем весьма реальна. Не без основания утверждают, что количество официальных международных языков (ныне их 6) в ближайшем будущем может увеличиться до 10-12.* Кроме того, много ценного печатается и на других языках.

Как справедливо замечают известные советские ученые акад. А. И. Берг, доктор географических наук Д. Л. Арманд и доктор филологических наук Е. А. Бокарев,* знания главных европейских языков уже недостаточно для того, чтобы ученый мог следить за мировой научной литературой.

Многоязычие и «информационный взрыв» поставили на повестку дня необходимость в вспомогательном языке международного общения прежде всего для науки. Любопытно в этой связи высказывание Джона Бернала: «Поистине дикое зрелище представляет собой множество людей, собравшихся на научную конференцию, которые совершенно одинаково одеты, одинаково выглядят, охватывают, как нам отлично известно, своими мыслями и познаниями почти тождественные области знания и все-таки абсолютно не способны общаться между собой и нуждаются в услугах переводчика. Нужно выработать радикально лучшее средство общения, особенно ныне, когда мир становится действующим комплексом, в котором вавилонская мешанина языков является ужасающими путами».*

Где же выход? Этот вопрос ставят многие ученые. Некоторые из них пытаются дать ответ.

В вышеупомянутой статье А. И. Берг, Д. Л. Арманд, Е. А. Бокарев приходят к выводам, с которыми трудно не согласиться любому непредубежденному и логически мыслящему человеку.

Прежде всего, вслед за Норбертом Винером, они отвергают возможность машинного решения языковой проблемы (хотя бы в области науки) по чисто «техническим причинам».

Не представляется реальным и другой путь: попытаться обучить специалистов всем главным языкам мира. Дело в том, что, например, наша средняя школа не может отвести на обучение иностранному языку более 750 часов, а вуз -210-360, тогда как для полного овладения только одним языком, по мнению ученых, нужно около 5000 часов. Где уж тут говорить о многих языках!

Реальным представляется сделать языком международного научного общения какой-нибудь один язык. При этом можно было бы публиковать научные труды параллельно на национальных языках. Однако выдвижение на роль вспомогательного языка науки одного из национальных языков А. И. Бергу, Д. Л. Арманду и Е. А. Бокареву представляется так же неприемлемым.*

С логической необходимостью остается единственный выход: создать в качестве единого вспомогательного языка науки какой-либо искусственный язык, построенный на основе логической грамматики и, по возможности, международной терминологии. Этот язык мог бы вводиться в научный обиход постепенно и планомерно.

Такая постановка вопроса не вытекает из абстрактной гипотезы, а опирается на реальные факты. Существуют сотни проектов искусственного языка разного характера, среди которых успешно функционирует вот уже свыше 85 лет один - эсперанто, ставший международным вспомогательным языком.

Среди многочисленных проблем, связанных с созданием искусственного языка, наибольший интерес представляет вопрос об объеме общественных функций вспомогательного языка, все еще вызывающий дискуссии.

Необходимо подчеркнуть вспомогательный характер искусственного языка. Он не противопоставляется ни национальным, ни межнациональным, ни мировым языкам, а также специализированным кодам и знаковым системам. Искусственный вспомогательный язык, подчеркиваем, призван лишь облегчить многостороннее общение людей на международной арене.

Советскими интерлингвистами проблема искусственного языка международного общения рассматривается самостоятельно, т. е. без прямой связи с вопросами единого всеобщего языка.


* См.: Э. П. Свадост. Как возникнет всеобщий язык? М., 1968, «От редакторов», стр. 4.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 26, стр. 256.

* Б. Г. Гафуров. Успехи национальной политики КПСС и некоторые вопросы интернационального воспитания. «Коммунист», 1958, № 11.

* М. Д. Каммари. О закономерностях развития наций в условиях социализма и перехода к коммунизму. «От социализма к коммунизму». М., 1962, стр. 397.

* А. А. Реформатский. Введение в языкознание. М., 1967, стр. 524.

* К. X. Ханазаров. Сближение наций и национальные языки в СССР. Ташкент, 1963, стр. 225.

* В. Г. Костомаров. Программа КПСС о русском языке. М., 1963, стр. 32.

* См.: М. П. Ким. Изобилие духовных благ. «О коммунизме», М., 1963, стр. 365.

* Э. П. Свадост. Указ. соч., стр. 236 и ел.

* С. Т. Калтахчян. Ленинизм о сущности нации и пути образования интернациональной общности людей. М., 1969, стр. 460.

* См.: Д. Ю. Панов. О взаимодействии человека и машины. «Вопросы философии», 1967, № 1, стр. 43 и ел.

* С. Т. Калтахчян. Указ, соч., стр. 460.

* Ю. Д. Дешериев, И. Ф. Протченко. Развитие языков народов СССР в советскую эпоху. М., 1968, стр. 305.

* См.: П. М. Рогачев, М. А. Свердлин. Нация - народ - человечество. М., 1967, стр. 189.

* Э. П. Свадост. Указ. соч., стр. 12.

* В. А. Аврорин. Ленинская национальная политика и развитие литературных языков народов СССР. - ВЯ, 1960, № 4, стр.16-17.

* См.: Ю. Д. Дешериев, И. Ф. Протченко. Указ. соч., стр. 304.

* А. Берг, Д. Арманд, Е. Бокарев. 64 языка... и еще один. «Литературная газета», 28 августа 1968 г.

* Там же.

* См. статью Д. Л. Арманда в наст. сборнике.