моющие средства для клининга

производство наружной рекламы печать баннеров в киеве изготовление рекламных баннеров

Валентин СИДОРОВ. МОСТ НАД ПОТОКОМ


Есть старинная загадка: "Что не может сгореть?" Ответ: "Мысль". Но если мысль, если психическая энергия человека практически неуничтожима, то значит, соприкасаясь с предметами, она обязательно оставляет на них свои след. Задачей нашего времени и является не суеверие, но вполне научное исследование вот этих наслоений, имеющих подчас многовековой характер. В будущем - скорее всего в ближайшем будущем - должна появиться психометрия, а точнее говоря наука излучений (имеются в виду излучения, исходящие от человека и любого одушевленного и неодушевленного объекта вообще). Должны быть изобретены соответствующие приборы, в результате мы наконец-то научимся воспринимать и различать язык вещей. В результате мы наконец-то поймем, что вещи, добрые и злые, существуют не только в сказках, но они - неотъемлемая реальная принадлежность всей нашей жизни. Человек, создающий вещь и вступающий в контакт с нею, воистину творит добро и зло, по большей части и не подозревая об этом.

Вот почему нравственные понятия, такие, предположим, как альтруизм или человеконенавистничество, должны быть рассмотрены не только с точки зрения духовной (к этому мы привыкли), но и с точки зрения научной (к этому мы еще не привыкли), ибо все моральные учения имеют чисто биологическую основу.

И, конечно, наука о мысли должна обрести глобальный характер. Она не может ограничиться одним народом или определенным слоем этого народа. Сравнение сознания различных народов или племен (как на примерах истории, так и на примерах современности) может дать неожиданные выводы. Одно уже ясно - и сейчас: потенциал мысли не зависит от внешней цивилизации.

Наука о мысли в сущности есть наука о Бытии, и поэтому здесь не могут иметь места никакие ограничения. Эта наука должна быть вечно живой, ибо мысль постоянно вибрирует и живет в пространстве. В конце концов изучение природы мысли приведет и к пониманию так называемых феноменов, которые есть не что иное, как неосознанная психическая энергия в различных ее проявлениях.

Будем глядеть правде в глаза: ученые, когда говорят о подсознании, о животном магнетизме, о телепатии, говорят, конечно, об одном и том же: о психической энергии. Просто слово не найдено, или, вернее, найдено, но не получило еще должного признания. Обрывки знания сами просятся в одно русло, но предубеждение и суеверие мешают обобщать факты.

А между тем каждый человек представляет собою весьма сложное хранилище, и требуется много огня, чтобы осветить все его глубинные и темные склады. Настало время, когда вся область психической энергии должна быть изучена и исследована экспериментально. Причем не на предмет фокусов или поражающих воображение зрелищ. Нет, вопрос стоит сложнее и шире. Раз это энергия, то в конечном счете она не будет противоречить законам физики.

И еще одно небольшое соображение по этому поводу. Как известно, наука о человеке сегодня подразделяется на ряд отраслей. Биология, физиология, психология - каждая из них занимается лишь определенным аспектом человеческого организма и человеческого существа. Но за этой дробностью пропадает неразъединенное целое, и поневоле напрашивается вопрос: а где же сам человек? Вот и получается: невозможно изучать великий микрокосм без выявления и утверждения всеначальной энергии. Лишь такое объединяющее понятие может значительно продвинуть наши наблюдения и указать на истинные размеры величия природы человека.

В общем, решить данную проблему можно лишь на базе синтеза самого широчайшего плана. Удивления и сожаления заслуживает то, как легко порою наука позволяет себя ограничивать и судить в категорической форме о том, щего в сущности не знает. В "Живой этике" справедливо сказано: "ДЕТИ ИНОГДА ГОВОРЯТ ПРАВИЛЬНО - НЕ ЗНАЮ. НЕЗНАНИЕ ОТКРОВЕННОЕ ПРИЗНАЕТСЯ КАК ВРАТА ПОЗНАНИЯ".

* * *

КПД человеческого организма пока еще чрезвычайно мал. Наши резервы космической энергии нами еще не затронуты. Большинство клеток человеческого организма находится в спящем или дремлющем состоянии. Говорят, что если б они пробудились, то это сделало бы человека светящемся и летающим.

Лучшие наши аппараты - не те, что придумал человек в век научно-технической революции. Лучшие наши аппараты находятся в мозгу. Просто физически они еще не выявлены. Ведь мы живем не всей полнотой сознания, действует и вибрирует лишь крохотный участок его. Полнота же сознания проявляется лишь в отдельные моменты, причем приобретает это порою характер вспышки, и мы говорим: озарение! экстаз! вдохновение!

Настанет время, собственно, оно настаёт, собственно, оно уже настало, когда придется уничтожать многие механические аппараты ввиду той опасности, которую они несут не только жизни человека, но и жизни всей планеты в целом. Но это не будет означать регресса, возвращения к первобытному состоянию. Дело в том, что механические приспособления и аппараты - лишь первичная ступень освоения действительности. Более высокая ступень этого освоения - когда будет приведен в действие природный внутренний аппарат человека. На этом, очевидно, и должны быть сосредоточены усилия современной науки. Словом, человечество во всем своем техническом всеоружии на новом, космическом витке своего развития, вдруг обнаружило, что вновь стоит перед самой неотложной задачей, сформулированной еще в древности: познай себя.

* * *

Индийский вариант названия невидимых аппаратов человека - чакры. Как вы знаете, их объявляли мирами, их относили к области оккультизма. Так продолжалось до тех пор, пока западная медицина не взяла знания о чакрах на вооружение и не образовалась целая отрасль медицины, именуемая психосоматикой. Психосоматика исходит из того, что грани между психическим и телесным условны, что их в принципе и не существует, что все телесное густо пропитано психическим началом. С ее точки зрения аппендикс (не так давно считавшийся рудиментарным органом) выполняет важную функцию в человеческом организме: он впитывает и перерабатывает психические элементы пищи. Но наиболее тесным образом психическое и телесное переплетено в чакрах. Умелая и грамотная концентрация внимания человека на этих центрах оказывает воздействие на психическое, а значит и телесное его начало, а значит и на весь организм в целом.

Центры невидимы, но давно уже сказано, что каждая сила, входящая в жизнь, творится на видимом плане, но приводится в действие механизмом невидимым. Только-только начался процесс постижения механизма чакров, а уже заставил по-новому взглянуть на извечную загадку мысли человеческой. А что, если мысль рождается в невидимом горниле чакров, а мозг служит лишь рычагом, напрягающим ее?

Еще недавно такое предположение показалось бы кощунственным, но сейчас, когда ученые все чаще и чаще уподобляют мозг своеобразному компьютеру, это воспринимается спокойно, во всяком случае на уровне гипотезы. Мыслит не мозг, мыслят чакры.

Но отсюда с неизбежностью вытекает и другое: а не является ли все то, что принято считать феноменами, трансмутацией огненных центров человека?

Вырисовываются довольно четко контуры новой медицины, которая будет учитывать космический и огненный характер человеческого существа. Для нее, допускающей существование чакров, станут своего рода космическими градусниками сердце или солнечное сплетение. Психическая энергия превратится в существенный фактор ее диагностики и методов лечения. Связывая в значительной мере состояние крови и секреций человека с его духовным состоянием, она сделает отсюда далеко идущие выводы и скажет своим пациентам: "Примите совет, лечите сознание! Жалуетесь на печень, но проверьте ваши мысли!" Напомнит о рецепте, существовавшем еще во времена Гиппократа: " Не допускайте злобы, она есть источник болезней".

Почему психической энергией можно лечить внушительное число самых разнообразных болезнеи? Да потому, что в ее функции входит защита нашей нервной системы. А ведь именно ослабление нервной системы, нервный срыв и т.п. и являются чрезвычайно часто, как мы знаем, причиной наших заболеваний чисто физического свойства. Благодаря психической энергии нервная система как бы приобретает иммунитет против всяких недомоганий. Даже рак - с точки зрения новой медицины - объясняется отсутствием психической энергии в крови. Даже рак - считается -можно лечить психической энергией.

Однако это не означает отмены прежнего опыта нашей медицины, всего лучшего, что накоплено в этом опыте, не означает и перечеркивания достижений современной медицины. Как вы знаете, ныне кое-кто пытается официальному врачеванию противопоставить неофициальное: духовных целителей разного рода, экстрасенсов. Позиция Елены Ивановны по этому вопросу совершенно ясна, вот ее доподлинные слова: "целитель должен быть определенно нравственным человеком и не предаваться никаким излишествам, ибо он передает свою энергию и, конечно, желательно получить энергию не зараженную. Лечить можно, - говорит она, - все нервные и некоторые воспалительные процессы, но там, где необходима хирургическая помощь, поле действия должно быть предоставлено прежде всего хирургу".

Перестройка медицины - а она в общем-то неизбежна - очевидно, должна начаться с уменьшения той лошадиной дозы лекарств, которая чуть что - предписывается больному, а это станет возможным тогда, когда наряду с обычной врачебной практикой станут интенсивно использоваться, во-первых, метод вибрационного воздействия, который даруют нам природа, искусство, возвышенные чувства; во-вторых, метод целенаправленного позитивного психического воздействия на сознание человека. В новой медицине органически соединится лечение телесное с лечением духовным, ибо на знаменах ее написано: "Борение духа есть шаг к исцелению".

В древности ключ ко всем загадкам бытия видели в сопоставлении микрокосма с Макрокосмосом, в их отождествлении. Человек рассматривался в столь тесной взаимосвязи с миром и природой, что считалось: разрушительные страсти человека отзываются эхом на равновесии и гармонии природы, и потому нередко по вине самого человека и возникают бури, землетрясения, эпидемии, охватывающие сплошняком все страны и континенты. Кому-то наверняка это покажется наивным. При чем тут моя вспышка гнева, скажет кто-то, и пространство, окружающее меня? А между тем понятие психической энергии связует в единое целое все эти вещи. Если мысль, как уже говорилось, не исчезает, то она конденсируется. А где она конденсируется? В пространстве.

Вот почему земля не кончается там, где кончается ее кора, а продолжается в надземном слое, насыщенным следствиями человеческих деяний. Интеллектуально-культурные накопления и вспышки жестокости и дикости, свет и тьма, добро и зло - все здесь зафиксировано, но все здесь сконцентрировано. Как известно, Вернадский окрестил этот надземный слой, порожденный человеком, ноосферой.

Если б мы могли проникнуть в пределы ноосферы, если б могли расшифровать информацию, заключенную в ней, то воочию бы убедились, сколь наполнено и перенаселено пространство, не бактериями и микробами, которые можно разглядеть в обычный микроскоп, а тем, чего не разглядишь ни в какой микроскоп: загадочными сущностями разных эволюций, мыслеформами всех времен и народов. И наверняка бы мы увидели, как заражены и болезнетворны низшие слои ноосферы, соприкасающиеся с нами, какими темными обручами стискивают они нашу Землю.

Платон говорил:

"С НЕБЕС РАСКИНУТ НАД ЗЕМЛЕЮ ЦЕЛИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ, НО ЛЮДИ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ВОЗВЫСИТЬСЯ, ПРИЛАГАЮТ УСИЛИЯ СНИЗИТЬ ЕГО. ОНИ НЕ ДУМАЮТ, ЧТО ДАЖЕ САМОЕ ЦЕЛЕБНОЕ ТЕРЯЕТ СИЛУ В ГРЯЗИ ЗЕМНОЙ.

...СОГРАЖДАНЕ, ЕСЛИ ВЫ НЕ ПЕРЕСТАЛИ СТЫДИТЬСЯ ДРУГ ДРУГА, ТО ОТВЕРНИТЕСЬ ОТ ЗВЕЗДНОГО НЕБА, ОНО С УКОРОМ СМОТРИТ НА ВАС".

Но то, что сделано нами, может быть исправлено только нами. Мы должны, если хотите, представить себя в роли санитаров, которым поручено очистить и дезинфицировать зараженные участки земли и ее атмосферы. Мы обязаны перестроить сознание и сделать целенаправленным поток нашей психической энергии. Если мы верим в то, что потенциал нашей мысли велик, если допускаем в ней наличие мощной творческой силы, то поймем призыв "Живой этики" устремить в пространство добрую мысль. Когда человечество сговорится послать добрую мысль одновременно, то и зараженный воздух низших сфер сразу прояснится - утверждается там. Нужно посылать каждый день мысль не о себе, но о мире. Не нужно утомительных медитаций, говорится в "Живой этике" - мысль о мире кратка и отрешение от себя в ней так просто отражается. Пусть будет миру хорошо!

* * *

Если кого-то смущает термин "Агни-йога", если кто-то видит в слове "йога" поворот к чему-то бывшему, старому, то ему следует обратиться к ее текстам. А там черным по белому написано: "МЕХАНИКА ЙОГИЗМА НЕ ОТВЕЧАЕТ БОЛЬШЕ ОБНОВЛЕНИЮ МИРА". Разница между прежними йогами и новой - огненной - принципиальна и состоит в следующем: если, например, радка-йога, или жнани-йога, или бхакти-йога оберегут человека от действительности и порою отрывают его от жизни, то Агни-йога считает своей задачей активное освоение жизни на всех ее уровнях: от будничного до социального. Ее главный призыв к людям: "НЕ УХОДИТЕ ОТ ЖИЗНИ, РАЗВИВАЙТЕ СПОСОБНОСТИ ВАШЕГО АППАРАТА И ПОМНИТЕ ВЕЛИКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ - ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ И СОЗНАНИЯ КАК ВЕЛИЧАЙШИХ ФАКТОРОВ".

Однако новое мшшение (результатом которого явилась Агни-йога) не есть ниспровержение всего старого. Оно - лучший друг всего уже найденного. Поэтому и термин "йога" не отменяется. Но естественно, что все уже найденное здесь обобщено и осмыслено с учетом условий и запросов современности, а значит, и "в полном согласии с новыми проблемами науки". Последние слова можно было бы подчеркнуть или выделить жирным шрифтом - "В ПОЛНОМ СОГЛАСИИ С НОВЫМИ ПРОБЛЕМАМИ НАУКИ". Еще в далекие тридцатые годы высказывалось скромное пожелание: найти нескольких западных ученых, которые могли бы подняться над стереотипами и предубеждением и согласились бы заняться изучением свойств психической энергии. В силу различных обстоятельств наилучшую возможность для такого исследования представляют собой Гималаи (потому-то наш институт "Урусвати" и был основан именно здесь). Но этот давнишний проект не отпал и сегодня. Но сегодня, конечно, сознание людей выросло, и речь может идти уже не о двух-трех, а о значительно большем числе ученых.

- А теперь обратимся к Елене Ивановне, - сказал Святослав Николаевич, раскрывая том ее писем рижского довоенного издания. - Вот что говорила она по поводу соотношения старого и нового в нашем сознании.

"Многие еще убеждены, что можно приблизиться к высшим истокам через мертвые ритуалы и повторение бессмысленных теперь мантрамов, утративших весь смысл свой, ибо значение их лишь в ритме, рождающемся в пламенном сердце. Ничто внешнее, без внутреннего устремления, не может быть действительным. Ритуалы, при красоте, могут способствовать созданию некоторого возвышенного настроения, но нельзя рассматривать их как самостоятельное и самодовлеющее условие для духовного восхождения".

Несчастье современных псевдооккультистов она видела в том, что они игнорируют высшие свойства человеческой души, ее нравственную чистоту, главное и непременное условие всех истинных духовных достижений. Они бросаются на легкодоступные физические упражнения, которые или приводят в полное расстройство их здоровье, или же при неудаче делают из них разочарованных и озлобленных людей.

В этой связи она говорила, как много вреда принесли книги о всяких хатха-йогических упражнениях. Какое невежество думать, возмущалась она, что высшее и тончайшее может быть достигнуто чисто механическим путем!

- Я никогда не делала никаких упражнений, даже простой пранаямы, - признавалась она. - По правде сказать, у меня инстинктивное отвращение ко всем искусственным насилиям, особенно там, где мы касаемся сокровенных огней сердца. Ведь усиленная пранаяма развивает низший психизм и медиумизм, эти два антипода истинно духовного развития. Никакая пранаяма не даст необходимого очищения и высоких следствий, на которые рассчитывают люди, если сознание их не будет соответствовать высокому идеалу.

Единственная пранаяма, на которой настаивала матушка как на очищающем и облагораживающем средстве, была пранаяма каждодневного труда. Как на величайший пример для подражания указывала она на Сергия Радонежского. Как известно, он запрещал любую магию. Больше того: он он не разрешал даже так называемого "умного делания", то есть постоянного повторения краткой иисусовой молитвы, чем увлекались при нем и, особенно впоследствии, некоторые люди. Только труд, являющий собой возношение сердца, признавал он. В этом, как и во многом другом, он оказался далеко впереди своего времени.

И нужно ли объяснять, что двигало Еленой Ивановной, когда она делала столь суровый и категорический вывод: "Отойдите от всяких "эзотериков", не они будут строить новый мир, но подвижники духа, полагающие душу свою за общее дело".

"НЕ НАРУШАЙТЕ ПРАЗДНИК ДУХА, ХОТЯ БЫ ЯЗЫК ЕГО БЫЛ ВАМ НЕПОНЯТЕН. НЕПОНЯТНОЕ СЕГОДНЯ СТАНЕТ ПОНЯТНЫМ ЗАВТРА".

Так говорится в "Живой этике" и неспроста говорится, потому что учитывается трудность восприятия неординарных и неоднозначных текстов, предлагаемых читателю. Собственно, два главных барьера встают на пути постижения этих текстов.

Первый барьер - издержки и наслоения нашего рационалистического мышления. Из того факта, что мысль признается самой высокой из всех созидательных энергий, отнюдь не вытекает, что ее венцом, как нередко полагают на Западе, являются точное знание, строгая логика. На Востоке полагают по-другому: венцом мысли здесь считают легенду. "НЕВЕРНО ДУМАТЬ, - говорится в "Живой этике", - ЧТО ЛЕГЕНДА ПРИНАДЛЕЖИТ ДРЕВНОСТИ. НЕПРЕДУБЕЖДЕННЫЙ УМ ОТЛИЧИТ ЛЕГЕНДУ, ТВОРИМУЮ ВО ВСЕ ДНИ ВСЕЛЕННОЙ. КАЖДОЕ НАРОДНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ, КАЖДЫЙ ВОЖДЬ, КАЖДОЕ ОТКРЫТИЕ, КАЖДОЕ БЕДСТВИЕ, КАЖДЫЙ ПОДВИГ ОБЛЕКАЮТСЯ В КРЫЛАТУЮ ЛЕГЕНДУ... В ЛЕГЕНДЕ ВЫРАЖАЕТСЯ ВОЛЯ НАРОДА, И МЫ НЕ МОЖЕМ НАЗВАТЬ НИ ОДНОЙ ЛЖИВОЙ ЛЕГЕНДЫ. ДУХОВНОЕ УСТРЕМЛЕНИЕ МОЩНОГО КОЛЛЕКТИВА ЗАПЕЧАТЛЕВАЕТ ОБРАЗ ИСТИННОГО ЗНАЧЕНИЯ, И ОБОЛОЧКА СИМВОЛА ОЗНАЧАЕТ МИРОВОЙ ЗНАК".

Второй барьер - разница психологических уровней людей Запада и Востока. Ведь книги "Живой этики" во многом основаны на восточных и индийских источниках, к тому же порою эзотерических. Как пишет Елена Ивановна, "мы встречается с почти непреодолимыми трудностями из-за бедности определительных в наших языках. Мысль Запада груба и тяжела, и потому она не выработала еце всех тех тончайших оттенков в определениях, которыми так богат Восток. Главная причина непонимания именно в том, что люди Запада не привыкли, вернее, не воспитаны в утончении мышления. Многие ли умеют читать и усваивать прочитанное? Читают глазами, но не духом и сердцем, и внутренний смысл остается недоступным" .

К этому надо прибавить, что переводы с древних языков Востока санскрита и сензара, которыми насыщены книги "Живой этики", дают своеобразный налет всему изложению; необычен ритм; необычна архитектоника текста.

Но все эти трудности как бы заранее предусмотрены, потому что в первом же книге "Живой этики" с самого начала звучат предупреждение и призыв: "ЧИТАЮЩИЙ, ЕСЛИ НЕ УСВОИШЬ - ПЕРЕЧТИ, ПЕРЕЖДАВ".

Мир парадоксов заключен во мне.
И чтоб незримое доступным стало взору,
Я должен как бы невидимкой стать
Для чувств и мыслей, чуждых и чужих,
Которые привык считать своими.

Пусть сущность низшая дает побеги вверх.
Тогда она получит оправданье.

Преображенье - каждый день и миг.
Через вниманье к встречам и преградам
Идет преображение твое.

Коль ты есть истина, то кто же встречный? Он
Не просто истина, а истина всех истин.

Я вижу Солнце в глубине себя
И в каждом человеке Солнце вижу.
Должны уметь общаться через Солнце,
Друг друга через Солнце постигать.

Коль я не радуюсь, то вовсе не живу,
Я мертв душою или умираю.
Что воскрешает наши души? Радость.
Что нас возносит в небеса? Она.

Ты чудеса творишь, а просишь чуда.
Не бойся кочек, коль вершин достиг.

* * *


<< >>